Гепатит D — дельта-гепатит. Дельта гепатит


Гепатит D — дельта-гепатит

Возбудитель гепатита D, называемый также дельта-гепатита, был зафиксирован в 70-х годах XX века у людей с сильно отягощенным состоянием болезни при гепатите В.

Описание вируса гепатита D

Вирус гепатита D (РНК-содержащий), отличающийся от остальных видов гепатита по причине нестандартной структуры, не способен распространяться в человеческом организме и провоцировать болезнь без присутствия в организме вируса гепатита В.

Факторы инфецирования

Есть лишь два способа инфецирования гепатитом D. 1. Коинфекция (или единовременное инфецирование гепатитами В и D) часто регистрируется при инфецировании через кровь у наркоманов, использующих шприцы, и т. д. Болезнь протекает в основном более тяжело, нежели в случае присутствия в организме только гепатита В, и способна вызвать летальный исход. У многих заболевших прогрессирует хроническая инфекция, вызывающая ужасные поражения печени. 2. Суперинфекция прогрессирует, в случае если больной или переносчик вируса гепатита В в основном парентеральным путем заражается вирусом гепатита D. Заболевание резко переходит в тяжелую стадию, в следствии того что вирус гепатита D начинает быстро плодиться в печени. В большинстве случаев (50—70%) заболевание становится хроническим, и часто приводит к циррозу печени, а иногда к раку. Лабораторная диагностика представляет собой выявление в крови антител к вирусу гепатита D.

Случай из жизни

Приведем пример диспепсического (желудочно-кишечного) варианта течения вирусного гепатита В, отягощенного вирусным гепатитом D. Пациентке 22 года. Обратилась с жалобами на боли в области левой доли печени, желчного пузыря, гнойные выделения из пупка. Три года назад перенесла заболевание, которое трактовали как ОРВИ-абдоминальную форму: высокая температура, озноб, головная боль, тошнота, рвота, жидкий ступ, боли в области желчного пузыря. В дальнейшем ей были поставлены диагнозы: лямблиоз, перегиб желчного пузыря, пупочная грыжа. Но в течение последующих трех лет ее самочувствие значительно ухудшилось, появился синдром хронической усталости. Словами «все болит, сил нет, надеюсь только на вас» она закончила рассказ о себе.

При обследовании методами ортодоксальной медицины было выявлено, что печень у нее увеличена на два пальца, уплотнена; на УЗИ обнаружено уплотнение в желчном пузыре. Пациентке с подозрением на онкологический процесс в гепатобиллоиарной системе предложили сделать пункцию печени.

На ВРД выявлено: 1. небольшая степень истощения иммунной системы; 2. вирусы ГЕПАТИТА В и D, их локализация: печень, желчный пузырь, поджелудочная железа; 3. на фоне сниженною иммунитета — антиген цитомегаловируса (ЦМВ) с локализацией в печени, мочевом пузыре, эндометрии матки; 4. бактерия хламидия поразила так много органов и систем, что речь могла идти о генерализации процесса: пазухи носа, гортань, щитовидная железа, паращитовидная железа, внутренняя сонная артерия, печень, желчный пузырь, почки, яичники, параметрит справа, параметрит слева, эндометрий матки, мочевой пузырь, мочеточники, суставы, поясничные, крестцовые позвонки; 5. простейшие: лямблии с локализацией в венечной артерии сердца, перикарде, печени, желчном пузыре, общем желчном протоке, воротной вене, брюшине; токсоплазмы поразили печень, почки, поджелудочную железу, яичники, параметрит справа; 6. глисты: фасциола гепатика в печени, желчном пузыре, желчевыводящих путях; описторхисы в печени, желчном пузыре, желудке, поджелудочной железе; 7. грибок — микозис фунгоидес. желчевыводящие пути, ночки, гортанные лимфофолликулы, лимфоузлы брюшные.

Сочетание глистов описторхисов и грибка микозис фунгоидес обычно в 80—90% трактуют как раковое поражение печени и желчного пузыря. И очень часто после операции происходит быстрое метастазирование грибков и паразитов, отравление токсинами организма — человек погибает.

Та же ситуация грозила нашей пациентке. Основной акцент в лечении сделали на ликвидацию вирусов гепатита В, D, ЦМВ и повышение иммунитета. Следующим этаном было очищение от глистов, простейших, грибков.

Через месяц после лечения онкологи и терапевты сняли свои диагнозы: гепатит, холецистит, подозрение на онкологический процесс, лямблиоз, токсоплазмоз, аднексит, эндометрит матки, хламидиоз и т. д.

При осмотре через три месяца пациентка была практически здорова, контрольные анализы, УЗИ — в пределах нормы.

Лечение

Лечение методами ортодоксальной медицины в инфекционных больницах аналогично лечению гепатита В.

Профилактические меры

Профилактика сводится к предупреждению заражения гепатитом В (контроль за донорами, стерилизация медицинских инструментов, борьба с наркоманией, вакцинация против гепатита В и др.). Особенно нужно беречься от заражения гепатитом D хроническим носителям вируса гепатита В (HBsAg-позитивным). В этом случае (при суперинфекции) даже как будто бы благоприятно протекающее носительство может привести к тяжелым последствиям.

Случай из жизни

У наблюдаемого нами ребенка 7-ми лет — бессимптомного носителя вируса гепатита В (в прошлом он перенес острую форму гепатита В) — состояние внезапно резко ухудшилось.

Обследование показало, что у него возникло тяжелое поражение печени вследствие присоединения к хроническому носительству вируса гепатита В гепатита D (диагноз был подтвержден лабораторно). Ребенок длительное время находился в реанимации, и его жизнь едва удалось спасти.

В начало

www.tiensmed.ru

Гепатит дельта что это такое. Что делать при гепатите. IzlechiSebya.ru

Главная » Что делать при гепатите

Гепатит D — дельта-гепатит

Возбудитель гепатита D, называемый также дельта-гепатита, был зафиксирован в 70-х годах XX века у людей с сильно отягощенным состоянием болезни при гепатите В.

Описание вируса гепатита D

Вирус гепатита D (РНК-содержащий), отличающийся от остальных видов гепатита по причине нестандартной структуры, не способен распространяться в человеческом организме и провоцировать болезнь без присутствия в организме вируса гепатита В.

Факторы инфецирования

Есть лишь два способа инфецирования гепатитом D.1. Коинфекция (или единовременное инфецирование гепатитами В и D) часто регистрируется при инфецировании через кровь у наркоманов, использующих шприцы, и т. д. Болезнь протекает в основном более тяжело, нежели в случае присутствия в организме только гепатита В, и способна вызвать летальный исход. У многих заболевших прогрессирует хроническая инфекция, вызывающая ужасные поражения печени.2. Суперинфекция прогрессирует, в случае если больной или переносчик вируса гепатита В в основном парентеральным путем заражается вирусом гепатита D. Заболевание резко переходит в тяжелую стадию, в следствии того что вирус гепатита D начинает быстро плодиться в печени. В большинстве случаев (50—70%) заболевание становится хроническим, и часто приводит к циррозу печени, а иногда к раку. Лабораторная диагностика представляет собой выявление в крови антител к вирусу гепатита D.

Случай из жизни

Приведем пример диспепсического (желудочно-кишечного) варианта течения вирусного гепатита В, отягощенного вирусным гепатитом D. Пациентке 22 года. Обратилась с жалобами на боли в области левой доли печени, желчного пузыря, гнойные выделения из пупка. Три года назад перенесла заболевание, которое трактовали как ОРВИ-абдоминальную форму: высокая температура, озноб, головная боль, тошнота, рвота, жидкий ступ, боли в области желчного пузыря. В дальнейшем ей были поставлены диагнозы: лямблиоз, перегиб желчного пузыря, пупочная грыжа. Но в течение последующих трех лет ее самочувствие значительно ухудшилось, появился синдром хронической усталости. Словами «все болит, сил нет, надеюсь только на вас» она закончила рассказ о себе.

При обследовании методами ортодоксальной медицины было выявлено, что печень у нее увеличена на два пальца, уплотнена; на УЗИ обнаружено уплотнение в желчном пузыре. Пациентке с подозрением на онкологический процесс в гепатобиллоиарной системе предложили сделать пункцию печени.

На ВРД выявлено:1. небольшая степень истощения иммунной системы;2. вирусы ГЕПАТИТА В и D, их локализация: печень, желчный пузырь, поджелудочная железа;3. на фоне сниженною иммунитета — антиген цитомегаловируса (ЦМВ) с локализацией в печени, мочевом пузыре, эндометрии матки;4. бактерия хламидия поразила так много органов и систем, что речь могла идти о генерализации процесса: пазухи носа, гортань, щитовидная железа, паращитовидная железа, внутренняя сонная артерия, печень, желчный пузырь, почки, яичники, параметрит справа, параметрит слева, эндометрий матки, мочевой пузырь, мочеточники, суставы, поясничные, крестцовые позвонки;5. простейшие: лямблии с локализацией в венечной артерии сердца, перикарде, печени, желчном пузыре, общем желчном протоке, воротной вене, брюшине; токсоплазмы поразили печень, почки, поджелудочную железу, яичники, параметрит справа;6. глисты: фасциола гепатика в печени, желчном пузыре, желчевыводящих путях; описторхисы в печени, желчном пузыре, желудке, поджелудочной железе;7. грибок — микозис фунгоидес. желчевыводящие пути, ночки, гортанные лимфофолликулы, лимфоузлы брюшные.

Сочетание глистов описторхисов и грибка микозис фунгоидес обычно в 80—90% трактуют как раковое поражение печени и желчного пузыря. И очень часто после операции происходит быстрое метастазирование грибков и паразитов, отравление токсинами организма — человек погибает.

Та же ситуация грозила нашей пациентке. Основной акцент в лечении сделали на ликвидацию вирусов гепатита В, D, ЦМВ и повышение иммунитета. Следующим этаном было очищение от глистов, простейших, грибков.

Через месяц после лечения онкологи и терапевты сняли свои диагнозы: гепатит, холецистит, подозрение на онкологический процесс, лямблиоз, токсоплазмоз, аднексит, эндометрит матки, хламидиоз и т. д.

При осмотре через три месяца пациентка была практически здорова, контрольные анализы, УЗИ — в пределах нормы.

Лечение

Лечение методами ортодоксальной медицины в инфекционных больницах аналогично лечению гепатита В.

Профилактические меры

Профилактика сводится к предупреждению заражения гепатитом В (контроль за донорами, стерилизация медицинских инструментов, борьба с наркоманией, вакцинация против гепатита В и др.). Особенно нужно беречься от заражения гепатитом D хроническим носителям вируса гепатита В (HBsAg-позитивным). В этом случае (при суперинфекции) даже как будто бы благоприятно протекающее носительство может привести к тяжелым последствиям.

Случай из жизни

У наблюдаемого нами ребенка 7-ми лет — бессимптомного носителя вируса гепатита В (в прошлом он перенес острую форму гепатита В) — состояние внезапно резко ухудшилось.

Обследование показало, что у него возникло тяжелое поражение печени вследствие присоединения к хроническому носительству вируса гепатита В гепатита D (диагноз был подтвержден лабораторно). Ребенок длительное время находился в реанимации, и его жизнь едва удалось спасти.

Гепатит Д

Гепатит Д, известный так же как дельта-гепатит, опасное и сложное заболевание, провоцируемое вирусом гепатита Д, и приводящее к тяжелому урону печени. Вирус гепатита Д безоболочный вирус, в этом его схожесть с вирусным гепатитом Е, использующий вирус гепатита Б в качестве помощника для своего размножения. Иными словами, заразиться вирусным гепатитом Д может человек, имеющий гепатит Б в анамнезе либо являющийся носителем гепатита Б в противном случае заражения не произойдет. По типу симбиоза между вирусами Б и Д, различают две форты дельта инфекции: коинфекция – острая инфекция с параллельным заражением гепатитами Б и Д, и суперинфекция – острое инфицирование ВГД носителей (ВГД –Вирус Гепатита Д) поверхностного антигена гепатита Б (внедрение в поверхностный антиген).

Несмотря на то, что гепатит Д наименее распространен, по сравнению с. что обуславливается его основной особенностью – зависимостью то наличия гепатита Б, без которого репликация (размножение) возбудителя невозможна, вирусный гепатит Д характерен наиболее тяжелыми формами течения заболевания. То как передается гепатит Д, характеризует его как инфекцию парентерального механизма, когда попадание в организм происходит, минуя желудочно-кишечный тракт, напрямую через кровь. Наиболее подвержены риску заражения люди употребляющие иньекционные наркотические средства, пользующиеся при этом одним шприцом, прибегающие к услугам сомнительных татуировщиков или низкоуровневым салонам маникюра и педикюра. Существует риск инфицирования между половыми партнерами, а так же вертикальный путь, младенцу от мамы во время прохождения родовых путей.

Инкубационный период гепатита Д составляет от 3 до 8 недель, по истечении которого в резкой форме проявляются характерные для грипповидного варианта гепатита А симптомы. быстро перерастающие в клиническую картину гепатита Б, причем присутствие двух форм заболевания определяет разные серологические показатели (картина антител) инфекции.

Суперинфекция вирусом может спровоцировать фульминантный (молниеносный) острый гепатит, при котором возможен летальный исход, при отсутствии своевременного и квалифицированного вмешательства медицинского персонала. Хронический гепатит Д может быть следствием коинфекции (1-3%) так и суперинфекции с показателями превышающими 70-80%. Хронический гепатит Д не всегда имеет специфичные симптомы и внешне проявляется признаками характерными для иных видов гепатита в хронической форме.

Патоморфологически вирусный гепатит Д не имеет характерных свойств, отличных от гепатита Б и характеризуется выраженным некрозом, преобладающим над воспалительным процессом. Симбиоз гепатитов Б и Д усугубляет патологические процессы приводящие в обширным некрозам печени и, как следствие к острой печеночной недостаточности.

Симптомы гепатита Д характерны для клинической картины признакам гепатита Б. но с преобладанием тяжелых и очень тяжелых форм протекания. Тошнота и рвота сопровождающиеся повышением температуры и потерей аппетита, потемнение мочи на фоне обесцвечивающегося кала, боли в верхней правой части брюшной полости и суставах, мышечные боли и общая ломота в теле, с общей слабостью и потерей работоспособности характерны для гепатита этого вида.

Для диагностики гепатита Д проводят ряд лабораторных исследований крови, с целью выявления гепатита Б и дельта инфекции. Кроме этого используется ультразвуковая диагностика для выявления масштабов поражения печени. Следует отметить, что не всегда лабораторные анализы дают полную картину поражения печеночной ткани, а степень некро-воспалительных изменений портальной и перепортальной зоны а так же уровень микро и макровекулярного стеатоза (скопление жировых клеток в протоках) в значительной мере определяет направление в подборе адекватной терапии. Опасность гепатита Д нельзя недооценивать, вред организму причиняемый болезнью не менее, чем от нашумевшего вирусного гепатита С. Ситуация может значительно усугубится наличием в истории болезни пациента аутоиммунных заболеваний как синдром красной волчанки или хронический аутоиммунный гепатит .

На сегодняшний день вакцины от гепатита Д не зарегистрирована ни в одной стране мира. Лечение гепатита Д в первую очередь направленно на нивелирование болезненных симптомов и облегчение состояния больного. Использование интерферонов в терапевтических целях позволяет сдерживать активность гепатита Б, при этом не показывает высокой эффективности при воздействии на дельта вирус, лишь косвенно угнетая его деятельность. Использование пегинтерферонов несколько увеличило эффективность, однако только уменьшая активность вируса гепатита Д.

Лечение гепатита Д в Израиле в последнее время выходит на принципиально новый уровень. Такое заявление сделали израильские специалисты зарегистрировав в апреля года новую вакцину третьего поколения против гепатита Б (напомним что жизнедеятельность гепатита Д без гепатита Б невозможна). Ее принципиальные отличия от прежних вакцин, разработанных в 1992 году, в задействовании всех трех белков вируса, в отличии от прежних модифицирующих только один белок, а так же возможность эффективного использования людям с угнетенным иммунитетом и страдающим ожирением. Стоит подчеркнуть, что израильские специалисты в области гепатологии стоят у истоков наиболее прогрессивных методов лечения гепатитов.

В продолжении традиции сильнейших, израильская компания Vecoy Nanomedicines, работающая в сфере биотехнологий, в сентябре года сделала прорывное заявление, предложив хитрый метод ликвидации вирусов, путем вовлечения последних в микро ловушки, где они будут самоуничтожаться. Новейший терапевтический метод Vecoy позволяет уничтожить огромный перечень опаснейших вирусов, чаще всего приводящих к смертельному исходу, не подвластных ни лечению, ни прививкам, включая все виды гепатитов. Вирусы – одна из максимально полиморфных (способность существовать в разных формах и состояниях) и резистентных (сопротивляемость, устойчивость) форм, именно благодаря этим качествам иммунная система не всегда их идентифицирует, а медикаменты не действуют на мутирующие виды. Вместе с тем, вирусы имеют уязвимую сторону – их клетки #8211; хозяин. Нанотехнологии используемые компанией Vecoy «предлагают» вирусу две опции: либо ловушка, либо определенно запрограммированная мутация, при которой вирус не сможет попасть в клетку – оба варианта печальны для вируса. В скором будущем начнутся клинические испытания разработок Vecoy Nanomedicines, и если работа Эреза Ливне (биолог, ведущий исследование) будет успешна, то имя израильского ученного войдет в историю на равнее с Луи Пастером – изобретателем пастерилизации, Александром Флемингом, открывшим пенициллин и Джонасом Солкомом, чьему авторству принадлежит вакцина против полиомиелита.

Оцените пожалуйста статью:

Гепатит D (дельта‑инфекция) #8212; Симптомы, Диагноз, Лечение

Код болезни (МКБ 10) #8212; B17.0

(Использованные сокращения: ГB #8212; Гепатит B; ГD #8212; Гепатит D; ВГD #8212; Вирус Гепатита D)

Гепатит D (hepatitis d) – вирусная антропонозная инфекция с перкутанным механизмом заражения, вследствие биологических особенностей вируса протекающая исключительно в виде ко– или суперинфекции при ГВ, характеризующаяся тяжелым течением часто с неблагоприятным исходом.

Исторические сведения

Этиология

Возбудитель – вирус Гепатита D (ВГD) по своим биологическим свойствам приближается к вироидам – обнаженным («голым») молекулам нуклеиновых кислот, патогенным для растений. ВГD представляет собой частицы, содержащие РНК, размером 35‑37 им.

Биологическая дефектность, обусловленная необычно малым объемом генетического материала ВГD, определяет его неспособность к самостоятельной репликации в организме хозяина. Для репликации вирус Гепатита D нуждается в участи вируса‑помощника, роль которого выполняют ВГВ, в частности поверхностные его слои – НВsАg.

ВГD устойчив к нагреванию и действию кислот. Денатурация достигается обработкой щелочами и протеазами.

Эпидемиология

Источником инфекции являются больные острыми и хроническими формами Гепатита D, в том числе с инаппарантной формой процесса. Кровь потенциально опасна во всех фазах ГD, однако при острой форме – преимущественно в конце инкубационного периода и в начале периода клинических проявлений.

Механизм заражения. Передача вируса Гепатита D происходит главным образом парентеральным путем при гемотрансфузиях, использовании инструментов, контаминированных кровью. Возможен половой путь передачи. Может быть инфицирование плода от матери (вертикальный путь).

Восприимчивость. К вирусу Гепатита D восприимчивы все лица, инфицированные вирусом Гепатита В. Заболевание регистрируется повсеместно. Особенно восприимчиво население территорий гиперэндемического распространения ГВ. В группу риска входят больные гемофилией, наркоманы, в меньшей степени – гомосексуалисты.

Патогенез и патологоанатомическая картина

Изучены недостаточно полно. При проникновении в организм вирус Гепатита D заносится током крови в печень, являющуюся, по‑видимому, первичным и единственным местом его репликации.

Антиген локализуется в ядрах гепатоцитов. Механизм повреждающего действия ВГD на гепатоциты не изучен, предполагается наличие у него цитопатических свойств. Репликация ВГD в гепатоцитах оказывает супрессивное действие на синтез ВГВ.

Известно существование двух вариантов инфекции: коинфекция (одновременное заражение ВГВ и ВГD) и суперинфекция (заражение НВsАg‑позитивных пациентов). Сочетание вирусного ГВ и D‑инфекции сопровождается развитием более тяжелых форм, патологического процесса, что определяется главным образом действием ВГD.

По мере выздоровления при остром Гепатите D происходят элиминация вируса из печени и исчезновение анти‑ВГD IgМ при персистировании анти‑ВГD IgG в крови с постепенным снижением их титра в течение нескольких месяцев. При хронизации процесса наблюдается персистирование ВГВ в ткани печени и анти‑ВГD IgМ в высоком титре в крови.

Наиболее типичными морфологическими изменениями являются некроз и дистрофия паренхимы печени.

Клиническая картина (Симптомы)

При одновременном инфицировании ВГD и ВГВ инфекция, как правило, протекает в острой форме, часто с двухволновым течением. Инкубационный период длится 1,5–6 мес, так и при ГВ. Основные клинико‑биохимические проявления смешанной инфекции не отличаются от таковых при остром ГВ, вместе с тем смешанная инфекция характеризуется преобладанием тяжелых форм заболевания. Высокий процент смешанной В– и D‑инфекции отмечают при фульминантной форме гепатита (от 5–10 до 35 и даже 75).

Присоединение ГD к хроническому гепатиту В закономерно приводит к прогрессированию патологического процесса в печени, резкому ухудшению состояния больных, формированию хронического активного гепатита с признаками печеночной недостаточности и цирроза печени.

Прогноз

Прогноз часто неблагоприятный.

Диагностика гепатита D

Определение ВГD в крови радиоиммунным и иммуноферментным методами не имеет существенного практического значения, так как при остром гепатите антиген в крови выявляется непродолжительное время, при хроническом гепатите в очень низких титрах. Для обнаружения ВГD в ткани печени используют иммунофлюоресцентный и иммуноферментный методы анализа.

Основными являются серологические методы исследования (определение в крови анти‑ВГD). При острой инфекции в крови выявляются анти‑ВГD IgМ, а затем в течение нескольких месяцев антитела‑иммуноглобулины класса G. При хроническом гепатите анти‑ВГD IgМ выявляются в крови в высоком титре в течение всего периода репликации вируса.

Лечение гепатита D

Аналогично лечению Гепатита B. (См. )

Источники: http://www.tiensmed.ru/illness/gepatit7.html, http://www.pro-israel.ru/gepatit-d.html, http://doctor-v.ru/med/hepatitis-d-symptoms-diagnosis-treatment/

Комментариев пока нет!

www.izlechisebya.ru

ВИРУСНЫЙ ГЕПАТИТ D (Дельта) - Читать

Наибольшую значимость имеет микст-инфекция гепатита В и гепатита D, так как имеется этиопатогенетическая связь этих двух инфекций, а сочетанное инфицирование ведет к неблагоприятным исходам.

Вирусный гепатит D (ВГD, hepatitis Delta) – острое или хроническое инфекционно-воспалительное заболевание печени, вызываемое первично-гепатотропным вирусом-сателлитом – Дельта-вирусом (HDV), требующим для репликации присутствия НВ-вируса, которое представляет ко– или суперинфекцию и характеризуется тяжелым течением часто с неблагоприятным исходом.

Этиология.Возбудитель – вирус гепатита D (HDV, Hepatitis Delta virus) по своим биологическим свойствам приближается к вироидам – обнаженным («голым») молекулам нуклеиновых кислот, патогенным для растений. HDV представляет собой частицы размером 35-37 нм, содержащие однонитчатую РНК, протяженностью около 1700 нуклеотидов. В отличие от вироидов содержит собственный белок – HDV Ag, однако поверхностную оболочку HDV формирует НВsАg вируса гепатита В, что и требует непосредственного присутствия HBV для реализации различных вариантов HDV-инфекции.

Рис. Схема строения вируса гепатита D.

Известно, по мнению разных автров, от 3-х до 7-ми генотипов HDV (обозначаемых римскими цифрами). HDV устойчив к нагреванию и действию кислот. Денатурация достигается обработкой щелочами и протеазами.

Эпидемиология. Источником инфекции являются больные острыми и хроническими формами ВГD, в том числе с инаппарантной формой процесса. Кровь потенциально опасна во всех фазах ВГD, однако при острой форме – преимущественно в конце инкубационного периода и в начале периода клинических проявлений. Передача HDV происходит главным образом парентеральным путем при гемотрансфузиях, использовании инструментов, контаминированных кровью. Возможен половой путь передачи. Может быть инфицирование плода от матери (вертикальный путь).

К HDV восприимчивы все лица, инфицированные ВГВ. Заболевание регистрируется повсеместно. Особенно восприимчиво население территорий гиперэндемического распространения ВГВ. В группу риска входят больные гемофилией, наркоманы.

Патогенез и патологоанатомическая картина. Изучены недостаточно полно. При проникновении в организм HDV заносится током крови в печень, являющуюся, по-видимому, первичным и единственным местом его репликации. Антиген локализуется в ядрах гепатоцитов. Механизм повреждающего действия HDV на гепатоциты не изучен, предполагается наличие у него цитопатических свойств. Репликация HDV в гепатоцитах оказывает супрессивное действие на синтез HВV. Известно существование двух вариантов инфекции: коинфекция (одновременное заражение HВV и HDV) и суперинфекция (заражение НВsАg–позитивных пациентов). Сочетание ВГВ и HDV-инфекции сопровождается развитием более тяжелых форм, патологического процесса, что определяется главным образом действием HDV.

По мере выздоровления при остром ВГD происходят элиминация вируса из печени и исчезновение анти- HDV IgМ при персистировании анти- HDV IgG в крови с постепенным снижением их титра в течение нескольких месяцев. При хронизации процесса наблюдается персистирование HВV в ткани печени и анти- HDV IgМ в высоком титре в крови.

Наиболее типичными морфологическими изменениями являются некроз и дистрофия паренхимы печени.

При коинфекции ВГВ+D (одновременном инфицировании HВV и HDV) инфекция, как правило, протекает в острой форме, часто с двухволновым течением. Инкубационный период длится 1,5–3 месяца. Основные клинико-биохимические проявления смешанной инфекции не отличаются от таковых при остром ВГВ, вместе с тем смешанная инфекция характеризуется преобладанием тяжелых форм заболевания. Высокий процент смешанной HВV– и HDV–инфекции отмечают при фульминантной форме гепатита (от 5–10% до 35-75%).

При HDV-суперинфекции (присоединение ВГD к ХГВ) закономерно приводит к прогрессированию патологического процесса в печени, резкому ухудшению состояния больных, формированию хронического активного гепатита с признаками печеночной недостаточности и быстропрогрессирующего цирроза печени (75-80% случаев).

Прогноз. Часто неблагоприятный.

Вирусный гепатит С (ВГС) –гепатит с парентеральным механизмом передачи, отличающийся полиморфизмом клинических форм – от бессимптомного носительства до фульминантных форм, хронического гепатита, цирроза печени и первичной гепатоцеллюлярной карциномы.

Этиология. Вирус гепатита С (HСV, Hepatitis С virus) – мелкий РНК-содержащий вирус, относящийся к семейству флавивирусов.

Рис. Схема строения вируса гепатита С.

Согласно существующим классификациям выделяют не менее шести, а возможно одинадцати, генотипов HСV и более 100 его субтипов. Наиболее распространена классификация по P. Simmonds.

Рис. Генотипы вируса гепатита С (по P. Simmonds, 1993).

Установлены существенные географические различия в их распространенности. В России чаще всего обнаруживаются генотипы: 1 (а и b), 2а и 3а. С генотипом 1b большинство исследователей связывают случаи заболеваний с высоким уровнем виремии и низким ответом на интерферонотерапию.

Эпидемиология. Источники инфекции, механизм и пути передачи во многом соответствуют ВГВ. Источники ВГС – больные хроническими и острыми формами инфекции. Наибольшее эпидемиологическое значение имеет парентеральный путь передачи. Чаще всего заражение HСV происходит при переливании крови и ее препаратов. Считают, что возбудитель ВГС является одним из основных этиологических факторов посттрансфузионного гепатита. Нередко инфекция встречается у больных гемофилией. Тестирование доноров, консервированной крови и ее дериватов на HСV является обязательным. Особое значение ВГС имеет у наркоманов, использующих наркотики парентерально. В настоящее время это одна из самых многочисленных и эпидемиологически значимых групп риска инфицирования HСV. В разных регионах России обнаружение анти-HCV среди внутривенных пользователей наркотиков составляет 75-83%.

Передача возбудителя в быту при гетеро- и гомосексуальных контактах, от инфицированной матери к новорожденному может иметь место, но реализуется значительно реже, чем при ВГВ.

Патогенез. После проникновения в организм человека HСV, обладая гепатотропностью, реплицируется преимущественно в гепатоцитах. Некоторая часть вирусов, по современным представлениям, может реплицироваться, как и при ВГВ, в клетках системы макрофагов, в частности, в мононуклеарных клетках периферической крови. Однако HСV обладает слабой иммуногенностью, что определяет замедленный, неинтенсивный Т-клеточный и гуморальный ответ иммунной системы на инфекцию. Так, в острой стадии ВГС сероконверсия возникает на 1-2 месяца позже появления признаков цитолиза гепатоцитов (повышения активности АлАТ). Лишь через 2-10 недели от начала заболевания в крови больных начинают определяться антитела к ядерному (core) антигену классов М, затем «G». Однако они обладают слабым вируснейтрализующим действием. Антитела же к неструктурным белкам HСV в острой фазе инфекции обычно не выявляют. Однако в крови в течение острой стадии болезни (и при реактивации – в хронической) определяется РНК вируса. Устойчивость HСV к специфическим факторам иммунитета обусловлена его высокой способностью к «ускользанию» из-под иммунологического надзора. Одним из механизмов этого является реплицирование HСV с высоким уровнем мутаций, что определяет присутствие в организме множества постоянно изменяющихся антигенных вариантов вируса (квазиразновидности). Таким образом, слабость иммунного реагирования и мутационная изменчивость вируса во многом обусловливают высокий хрониогенный потенциал данного заболевания.

Клиника. Инкубационный период от 2 до 26 недель (в среднем – 6-8 недель). В течении ВГС выделяют острую и хроническую стадии болезни. Последняя включает две фазы: латентную и реактивации.

Острая стадия ВГС чаще всего протекает в бессимптомной (инаппарантный и субклинический варианты) форме. Своевременная диагностика ее значительно затруднена. Диагноз может быть верифицирован путем индикации РНК HCV методом ПЦР при наличии серьезных эпидемиологических предпосылок. Манифестное течение острой стадии ВГС наблюдается лишь в 10-20% случаев.

Для продромального периода характерны диспепсический синдром (снижение аппетита, тошнота), нередко слабость, недомогание. В периоде разгара желтуха часто отсутствует, а если и развивается, то она умеренно выражена, интоксикация незначительная. Острый ВГС протекает гораздо легче, чем ВГВ и даже ВГА, преимущественно в легкой, редко в среднетяжелой форме, с умеренным повышением активности аминотрансфераз (в 5-20 раз). Однако имеются сведения о фульминантном течении инфекции, особенно у хронических носителей HBsAg. Описаны случаи ВГС, осложнившиеся апластической анемией. Острая стадия ВГС может закончиться выздоровлением со стабильным исчезновением РНК HCV. Однако у большинства больных (в 75-80%) развивается хроническая стадия ВГС, при которой латентная фаза чаще всего предшествует фазе реактивации. Продолжительность латентной фазы составляет 10-20 лет. В этот период какие-либо объективные признаки хронического гепатита отсутствуют. В крови больных обнаруживают анти-HCVcore IgG, анти-HCV NS, периодически – РНК HCV.

Фаза реактивации обусловлена повышением репликативной активности ВГС и клинически соответствует манифестному течению острой стадии болезни. У больных отмечают признаки астеновегетативного синдрома, нередко субфебрилитет. Определяются гепатоспленомегалия, волнообразное 2-5-кратное повышение активности аминотрансфераз сыворотки крови и в ряде случаев с внепеченочными проявлениями. Течение фазы реактивации характеризуется повторными, умеренно выраженными клинико-биохимическими обострениями. В крови определяются IgM и IgG Anti–HCVcore (с преобладанием IgM), Anti–HCV NS и РНК HCV. Так же, как и HВV, HCV играет роль в формировании цирроза печени и возникновении гепатоцеллюлярной карциномы.

Вирусный гепатит G (ВГG) –гепатит с парентеральным механизмом передачи, протекающий как в виде острого, преимущественно атипичного,

реже типичных лёгких и среднетяжёлых форм, с нередким исходом в хронический гепатит. Для гепатита G характерна частая коинфекция с гепатитом С, реже с гепатитом В.

История изучения. Источником, из которого был клонирован HGV, послужила плазма (из серологического банка Центра по контролю за заболеваемостью, США) человека, у которого имелся хронический гепатит “ни А, ни B”. Этой плазмой заражали обезьян тамаринов, что приводило к развитию у них гепатита. Серологическое тестирование показало, что плазма пациента и сыворотки зараженных обезьян были отрицательными на вирусы гепатитов А, В, Д, С и Е. Следующим был этап поиска генетического аппарата нового гепатотропного агента. На основании сложных методических подходов, т.н. библиотечного конструирования и иммуноскрининга, было установлено, что в плазме данного больного присутствуют иммунореактивные клоны, имеющие родство с нуклеотидными последовательностями HG-вируса, и в то же время обладающие несколькими нуклеотидными вариантами, которых нет в данных Генетического банка.

Далее было показано, что геном HGV представлен РНК. Последующая наработка иммунореактивного клона комплиментарной ДНК позволила получить полный геном вируса (состоящий из 9392 нуклеотидов), кодирующих полипротеин из 2873 аминокислот.

Параллельно другой группой исследователей из США был клонирован неизвестный еще гепатотропный агент GB- вирус (HGBV-C). Источником этого вируса послужила хранящаяся в серологическом банке плазма крови хирурга с инициалами GB, болевшего гепатитом в 60-е годы. В связи с этим новый гипотетический вирус гепатита был обозначен как HGBV.

При заражении этой плазмой обезьян тамаринов у последних развивался гепатит. Далее 11-й пассаж сыворотки болевших обезьян был использован для клонирования предполагаемого вируса. В результате клонирования были получены три варианта HGB-агента. При этом HGBV-A и HGBV-B представляли вирусы обезьяны тамарина, а HGVB-C – вирус человека. Последний был идентифицирован с помощью генной амплификации с праймерами, образованными от совместных нуклеотидных последовательностей вирусов HGBV-A, HGBV-B и HGBV-C (HGV).

На следующем этапе было показано, что последовательности HGV и HGBV-C обладали гомологичностью более чем на 95%, что позволило считать их тесно связанными (идентичными) изолятами одного вируса. В результате огромной работы по анализу нуклеотидных, аминокислотных последовательностей удалось установить, что HGV и его аналог HGBV-C наряду с HCV образует группу гепатит – ассоциированных вирусов внутри семейства флавивирусов (Flaviviridae).

Вирус гепатита G (HGV, Hepatitis G virus) относится к семейству флавивирусов. Геном вируса представлен одноцепочечной РНК “+” нитью, состоящей из примерно 9400 нуклеотидов. РНК HGV построена по схеме, характерной для всего семейства флавивирусов: на 5`конце находится зона, кодирующая структурные белки, на 3`конце - зона, кодирующая неструктурные белки.

NCR - некодирующий участок (non-coding region)

NS - неструктурные (non-structural) белки: NS2 - цинк-протеаза, NS3 - геликаза, NS4 - кофактор NS3-зависимого протеолиза, NS5 - РНК-зависимая РНК-полимераза.

Вирус генетически неоднороден; существует множество субтипов и изолятов HGV. Вместе с тем отдельные авторы считают, что существуют различные генотипы HGV: 1 - западно-африканский, 2 - европейский, американский и восточно-африканский, 3 - южно-азиатский и, возможно, 4 - южно-африканский

HGV имеет повсеместное распространение в человеческой популяции без значимых возрастных и половых различий. Источники инфекции, механизм и пути передачи во многом соответствуют ВГС.

Передача вируса осуществляется исключительно парентеральным механизмом, который реализуется при переливании препаратов крови, оперативных вмешательствах, использовании аппаратуры для проведения гемодиализа, парентеральном применении наркотиков и т.п. Имеются свидетельства существования полового (как гомо-, так и гетеросексуального) пути передачи инфекции. Кроме того, инфицирование может происходить вертикальным путем.

Попадая в организм парентеральным путем, вирус циркулирует в крови. РНК HGV начинает выявляться в сыворотке крови в сроки от 1 недели до 6 месяцев после переливания инфицированных компонентов крови. Гепатотропность HGV подтверждается определением РНК в гепатоцитах; кроме того вирус обнаруживается в периферических мононуклеарах, селезенке, костном мозге, слюне, сперме.

Гуморальный иммунный ответ, возникающий при инфицировании HGV, выражается в синтезе антител к структурным и неструктурным белкам вируса. Считается, что циркулирующие анти-E2 антитела оказывают защитное действие, предохраняя от последующего инфицирования HGV.

Экспериментальная инфекция у приматов приводит к возникновению внутридольковых некрозо-воспалительных изменений и воспалительной инфильтрации портальных трактов. У больных ХГG изменения в ткани печени проявляются дистрофией и некрозами гепатоцитов, лимфогистиоцитарной инфильтраций по ходу портальных трактов и в дольках, а также разрастанием соединительной ткани вплоть до формирования цирроза печени.

Клиника. Выделяют острый, хронический гепатит G и вирусоносительство.

Протекает в основном в виде атипичных (безжелтушных, стертых, бессимптомных, инаппарантных) и, реже, типичных (чаще легких) форм. Первоначальные сообщения о том, что HGV является причиной развития злокачественных форм гепатита не нашли убедительного подтверждения. Острый гепатит может заканчиваться выздоровлением или принимать хроническое течение.

Лабораторная диагностика. Маркером текущей HGV-инфекции является РНК HGV, определяемая методом ПЦР. Анти-Е2-антитела, детектируемые методом ИФА, появляются после исчезновения РНК HGV из сыворотки крови и свидетельствуют о выздоровлении и формировании иммунитета к HGV.

Материалы: http://megaobuchalka.ru/3/34022.html

Гепатит D (гепатит дельта, гепатит В с дельта-агентом) - вирусный гепатит с контактным механизмом передачи возбудителя, вызываемый дефектным вирусом, репликация которого возможна только при наличии в организме HBsAg. Заболевание характеризуется тяжёлым течением и неблагоприятным прогнозом.

Гепатит D является разновидностью группы HBV (вирусных гепатитов) и называется дельта-инфекцией. Впервые вирус D был дифференцирован как отдельный компонент в 1977-м году во время небывалой вспышки HBV (вируса В) в странах Южной Европы. Вирус D считается дефектным, так как самостоятельно он не размножается, для распространения ему нужно присутствие HBV. Дельта инфекция (HDV) устойчива к воздействию внешних факторов, но поддается обработке щелочными или кислотными средами. Заболевание протекает очень тяжело, поскольку развивается на фоне уже имеющего заражения гепатитом В.

На сегодняшний день Гепатит D выявлен в двух формах:

  1. Как сопутствующая инфекция (ко-инфекция), развивающаяся одновременно с заражением вирусом В.
  2. Как суперинфекция, которая развивается после заражения вирусом В (антигена HBsAg) как наслоение.

Вирус HDV имеет свой геном РНК, передается исключительно гематогенным путем и может поражать только тех, кто уже заражен вирусом гепатита В. Подобное патологическое сочетание нередко заканчивается некротизацией клеток печени, циррозом.

  • 816.0. Острый гепатит В с дельта-агентом (коинфекция) и печёночной комой.
  • 816.1. Острый гепатит В с дельта-агентом (коинфекция) без печёночной комы.
  • В17.0. Острая дельта(супер)-инфекция вирусоноснтеля гепатита В.

HDV определяется как неполный, дефектный вирус – сателлит. Обладая только РНК, вирус нуждается во внешней оболочке для репликации. Именно поэтому он пользуется вирусом гепатита В, который имеет собственную ДНК. С одной стороны это формирует гепатотропные патогенные свойства дельта-инфекции, с другой позволяет ей быстро проникать в клетки печени. Несмотря на то, что генотипы hepatitis delta virus - HDV были выявлены относительно недавно, один из них уже хорошо изучены. Генотип I поражает жителей США и европейских стран, остальные генотипы еще не классифицированы.

Эпидемиология гепатита Д (HDV) характерна основным путем распространения – искусственным, чаще всего в результате инъекций, медицинских манипуляций. Существует и естественный путь инфицирования, которые аналогичны распространению гепатита В. Гепатит D не способен самостоятельно провоцировать гепатиты без самовоспроизведения вирусом HBV, поэтому сочетание HDV и гепатита В чаще всего заканчивается циррозом печени (70% инфицированных).

Статистика гласит, что на сегодняшний день во всех странах мира носителями вируса гепатита В являются не менее 350 миллионов человек, из них около 5 миллионов заражены и дельта-гепатитом – HDV. Самый высокий процент инфицированности отмечается у химически зависимых людей (наркомания), также клинически доказано, что в ВИЧ-инфицированных людей вирус гепатита D быстро реактивируется.

Эпидемиология гепатита Д характеризуется территориальной эндемичностью для населения южно-европейских стран, для некоторых северных штатов Америки и для стран Южной Америки, именно там диагностируется большинство случаев ко-инфекций, однако в форме суперинфекции гепатит Д чаще всего встречается при инъекционном заражении повсеместно. Также группой риска являются люди, которые больны гемофилией, заболеваниями, требующими трансфузионной терапии. Среди гомосексуалистов-носителей генотипа HBsAg дельта-гепатит встречается редко.

Причина гепатита Д – это инфицирование человека дельта-вирусом (HDV), который не является самостоятельным патогенном. Генотип гепатита Д не способен к репликации без наличия в организме вируса гепатита В, поскольку он состоит из одноцепочечной РНК и дельта-антигена. Самовоспроизведение в гепатоците (клетке печени) возможно лишь при наличии ДНК-содержащего HBV.

Во взаимодействии этих двух вирусов есть два варианта:

Одновременное проникновение в организм или ко-инфицирование.

Наслоение вируса гепатита Д на ДНК оболочку вируса гепатита В или суперинфицирование.

Если причина гепатита Д – это первый вариант, заболевание протекает чрезвычайно тяжело, но современная медицина старается курировать его с помощью интенсивного медикаментозной терапии.

Второй вариант более неблагоприятный: гепатит развивается быстро, протекает в острой форме и часто заканчивается циррозом или карциномой.

Причина гепатита Д заключается в том, что человек в силу патологических заболеваний или образа жизни входит в группы риска. Основные категории, которые подвержены риску инфицирования HDV:

  • Больные гемофилией.
  • Больные, нуждающиеся в трансплантации.
  • Химически зависимые люди (наркомания).
  • Гомосексуальные связи.
  • Дети, имеющие инфицированных матерей (вертикальный путь передачи).
  • Больные, нуждающиеся в гемодиализе.
  • Медицинские работники, в силу профессии имеющие контакт с материалами крови.

Инкубация вируса HDV может длиться от 3-х недель до нескольких месяцев, от продолжительности инкубационного периода зависят и симптомы гепатита Д. Характерны два клинически проявленных периода – преджелтушный и желтушный, которые по симптоматике мало отличаются от признаков гепатита В.

  • Острая форма течения заболевания
  • Преджелтушный период, который при суперинфекции (наслоении) короче, чем при сочетанной, ко-инфекции (длится не более 7 дней):
  1. Постепенное снижение активности, утомляемость, сонливость.
  2. Снижение аппетита, потеря веса тела.
  3. Периодическое лихорадочное состояние.
  4. Хроническое ощущение тошноты.
  5. Субфебрильная температура тела.
  6. Боль, ломота в суставах.
  • Желтушный период:
  1. Окрашивание кожных покровов, склер глаз в желтый оттенок (шафрановый).
  2. Окрашивание кала в светлый цвет (депигментация).
  3. Темная моча (цвет темного пива).
  4. Уртикарная сыпь.
  5. Явно выраженная боль справа, в подреберье.
  6. Объективно при пальпации – увеличение размеров печени и селезенки.
  7. Признаки интоксикации организма.
  8. Головокружение.
  9. Тошнота и приступы рвоты.
  10. Суперинфекция характерна резким повышением температуры тела.

Гепатит Д в острой форме редко заканчивается полным выздоровлением, даже при адекватном лечении он переходит в хроническую форму.

Симптомы гепатита Д, хроническая форма:

  • Постепенное окрашивание кожных покровов в желтый оттенок.
  • Геморрагии – микроскопические подкожные кровоизлияния (звездочки).
  • Гепатомегалия, спленомегалия.
  • Носовые кровотечения.
  • Повышенная чувствительность десен, кровоточивость.
  • Увеличение проницаемости сосудов, синяки.
  • Постоянное лихорадочное состояние с температурой тела в границах от 37, 5 до 39 градусов без признаков ОРВИ, ОРЗ.
  • Асцит, отечность.
  • Хроническая тянущая боль справа в подреберье.

Основным диагностическим методом в определении HDV является серологическое исследование крови. Диагностика гепатита Д в острой форме выявляет специфический иммуноглобулин - anti-HDV-IgM, а также антиген HD наряду с вполне ожидаемыми маркерами гепатита В. При повторном исследовании результаты показывают значительное увеличение титров IgG. В сыворотке отмечается значительно повышенный уровень (двухфазный) аминотрансфераз (АЛТ, АСТ).

Диагностика гепатита Д в хронической форме определяет наличие специфического иммуноглобулина anti-HDV-IgM. Методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) подтверждают репликацию (самовоспроизведение) вируса, когда определяют количественные и качественные параметры РНК дельта-инфекции.

Также по показаниям может проводиться исследование биологического материала печени – биопсия, в результате чего возможно выявление РНК вируса и антигенов в клетках – гепатоцитах. Диагностика гепатита Д необходима для четкой дифференциации генотипа и вида вируса, поскольку от этого зависит выбор варианта лечения.

Лечение гепатита Д – это три направления:

  1. Противовирусное лечение (альфа-интерферон).
  2. Симптоматическая терапия (гепатопротекторы, ферменты, витамины).
  3. Диетотерапия (диета № 5 по Певзнеру.

Основным методом лечения HDV является ИФН-терапия – интерферонотерапия. Также лечение гепатита Д предполагает базовую детоксикационную, гепатопротекторную терапию, которые идентичны терапевтической стратегии при инфицировании вирусом гепатита В.

Лечение гепатита Д с помощью интерферона (альфа-интерферона)– это применения достаточно больших доз препарата – до 10.000.000 МЕ в сутки. Введение проводится через каждые два дня (трижды в течение недели) длительно – не менее одного года. Такой метод позволяет снизить симптоматику, однако переносимость интенсивное терапии интерфероном у больных с сочетанной инфекцией гораздо хуже, чем при наличии отдельного вируса HBV.

Как правило, лечение проводится амбулаторно, госпитализация необходима лишь для проведения биопсии или в случае срочной дегидратации, детоксикации с помощью инфузионного способа.

Профилактировать заражение гепатитом Д можно лишь с помощью превентивных мер, предупреждающих инфицирование человека вирусом гепатита В, поскольку HDV не может самостоятельно самовоспроизводиться, ему нужна ДНК HBV. На сегодняшний день считается, что вакцинация против гепатита В является достаточно надежной гарантией того, что в организме человека вырабатывается стойкая иммунная защита против HBV и соответственно против гепатита Д.

Также профилактика гепатита Д – это целый комплекс мероприятий, направленных на информирование населения об опасности заражения. Правила стерильности медицинских инструментов, приборов, проверка стерильности донорской крови, препаратов, содержащих биологический материал, донорских биологических материалов, безопасные защищенные сексуальные контакты – это основные меры, помогающие снизить частоту заражений гепатитами в принципе. Кроме того, лица, которые уже заражены HBV должны проходить регулярные диспансерные осмотры и ответственно относиться не только к собственному здоровью, но и понимать, что они являются источником потенциального инфицирования окружающих людей. Профилактика гепатита Д – это и предупреждение инъекционного заражения при употреблении наркотических препаратов, однако эта проблема настолько глобальна, что описание ее требует отдельного информационного пространства.

Главным способом, которым можно предотвратить заражение вирусом HDV, считается вакцинация против гепатита Д.

В настоящее время не создана специфическая вакцина против вируса дельта-инфекции, это объясняется высокой степенью надежности вакцинации против гепатита В. Во всем мире статистически и клинически доказано: те, кто привит против HBV, имеет стойкую иммунную защиту и антитела к HBsAg. Кроме того, даже при поздней вакцинации и наличии вируса в организме, заболевание у пациентов протекает намного легче и имеет относительно благоприятный прогноз.

97 % людей, переболевших гепатитом В или получившим своевременную вакцинацию против этой инфекции не заражаются дельта-вирусом. Таким образом, вакцинация против гепатита Д – это прежде всего плановые прививки против гепатита В, первая из них делается в течение 12 часов после рождения. Пока вакцина против HDV не создана, единственный способ избежать заражения дельта-вирусом – это своевременные ранние прививки и соблюдение превентивных мер.

Прогноз гепатита Д особенно неблагоприятен для лиц, страдающих химической зависимостью. Инъекционные наркоманы – это не только первая группа риска, но и самый высокий процент летальных исходов, который составляет по статистике, предоставленной ВОЗ, около 65 % Смертность обуславливается быстрым развитием печеночной недостаточности и обширными некротическими процессами. Массовый некроз гепатоцитов при сочетанном заражении (ко-инфекции) остановить крайне трудно. Кроме того, неблагоприятный прогноз гепатита Д связан с тем, что зачастую клиника HDV проявляется уже в позднем периоде на фоне хронического, длящегося годами гепатита В.Дельта-вирус является триггерным фактором к стремительному развитию обострения, когда некротический процесс захватывает печень буквально за несколько дней.

Прогноз также зависит от вариантов течения заболевания:

  1. Хроническая, латентная форма. В такой форме гепатит может развиваться от 10 лет и более, постепенно истощая резервные и защитные свойства организма.
  2. Быстро прогрессирующая форма. Болезнь развивается в течение 1-2-х лет.
  3. Волнообразное течение заболевания – от 5-ти до 10-ти лет.

Практически все хронические формы гепатита Д заканчиваются циррозом печени.

Онкопроцесс у больных гепатитом Д встречается крайне редко, очевидно, что прогрессирование заболевания при суперинфекции или ко-инфекции не дает места и времени для развития гепатоцеллюлярного рака. Чаще всего больные умирают раньше, чем процесс переходит в злокачественную стадию.

Наиболее благоприятен прогноз для тех, кто получил позднюю вакцинацию, она помогает снизить тяжесть симптоматики и значительно повышает шансы больного на относительное выздоровление.

Портнов Алексей Александрович

Образование: Киевский Национальный Медицинский Университет им. А.А. Богомольца, специальность - "Лечебное дело"

Портал о человеке и его здоровой жизни iLive.

ВНИМАНИЕ! САМОЛЕЧЕНИЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВРЕДНЫМ ДЛЯ ВАШЕГО ЗДОРОВЬЯ!

Информация, опубликованная на портале, предназначена только для ознакомления.

Обязательно проконсультируйтесь с квалифицированным специалистом, чтобы не нанести вред своему здоровью!

Материалы: http://ilive.com.ua/health/gepatit-d_107560i15955.html

life4well.ru

ВИРУСНЫЙ ГЕПАТИТ D (Дельта) — Мегаобучалка

Наибольшую значимость имеет микст-инфекция гепатита В и гепатита D, так как имеется этиопатогенетическая связь этих двух инфекций, а сочетанное инфицирование ведет к неблагоприятным исходам.

Вирусный гепатит D (ВГD, hepatitis Delta) – острое или хроническое инфекционно-воспалительное заболевание печени, вызываемое первично-гепатотропным вирусом-сателлитом – Дельта-вирусом (HDV), требующим для репликации присутствия НВ-вируса, которое представляет ко– или суперинфекцию и характеризуется тяжелым течением часто с неблагоприятным исходом.

 

Этиология.Возбудитель – вирус гепатита D (HDV, Hepatitis Delta virus) по своим биологическим свойствам приближается к вироидам – обнаженным («голым») молекулам нуклеиновых кислот, патогенным для растений. HDV представляет собой частицы размером 35-37 нм, содержащие однонитчатую РНК, протяженностью около 1700 нуклеотидов. В отличие от вироидов содержит собственный белок – HDV Ag, однако поверхностную оболочку HDV формирует НВsАg вируса гепатита В, что и требует непосредственного присутствия HBV для реализации различных вариантов HDV-инфекции.

Рис. Схема строения вируса гепатита D.

 

Известно, по мнению разных автров, от 3-х до 7-ми генотипов HDV (обозначаемых римскими цифрами). HDV устойчив к нагреванию и действию кислот. Денатурация достигается обработкой щелочами и протеазами.

 

Эпидемиология. Источником инфекции являются больные острыми и хроническими формами ВГD, в том числе с инаппарантной формой процесса. Кровь потенциально опасна во всех фазах ВГD, однако при острой форме – преимущественно в конце инкубационного периода и в начале периода клинических проявлений. Передача HDV происходит главным образом парентеральным путем при гемотрансфузиях, использовании инструментов, контаминированных кровью. Возможен половой путь передачи. Может быть инфицирование плода от матери (вертикальный путь).

К HDV восприимчивы все лица, инфицированные ВГВ. Заболевание регистрируется повсеместно. Особенно восприимчиво население территорий гиперэндемического распространения ВГВ. В группу риска входят больные гемофилией, наркоманы.

 

Патогенез и патологоанатомическая картина. Изучены недостаточно полно. При проникновении в организм HDV заносится током крови в печень, являющуюся, по-видимому, первичным и единственным местом его репликации. Антиген локализуется в ядрах гепатоцитов. Механизм повреждающего действия HDV на гепатоциты не изучен, предполагается наличие у него цитопатических свойств. Репликация HDV в гепатоцитах оказывает супрессивное действие на синтез HВV. Известно существование двух вариантов инфекции: коинфекция (одновременное заражение HВV и HDV) и суперинфекция (заражение НВsАg–позитивных пациентов). Сочетание ВГВ и HDV-инфекции сопровождается развитием более тяжелых форм, патологического процесса, что определяется главным образом действием HDV.

По мере выздоровления при остром ВГD происходят элиминация вируса из печени и исчезновение анти- HDV IgМ при персистировании анти- HDV IgG в крови с постепенным снижением их титра в течение нескольких месяцев. При хронизации процесса наблюдается персистирование HВV в ткани печени и анти- HDV IgМ в высоком титре в крови.

Наиболее типичными морфологическими изменениями являются некроз и дистрофия паренхимы печени.

 

Клиническая картина.

При коинфекции ВГВ+D (одновременном инфицировании HВV и HDV) инфекция, как правило, протекает в острой форме, часто с двухволновым течением. Инкубационный период длится 1,5–3 месяца. Основные клинико-биохимические проявления смешанной инфекции не отличаются от таковых при остром ВГВ, вместе с тем смешанная инфекция характеризуется преобладанием тяжелых форм заболевания. Высокий процент смешанной HВV– и HDV–инфекции отмечают при фульминантной форме гепатита (от 5–10% до 35-75%).

При HDV-суперинфекции (присоединение ВГD к ХГВ) закономерно приводит к прогрессированию патологического процесса в печени, резкому ухудшению состояния больных, формированию хронического активного гепатита с признаками печеночной недостаточности и быстропрогрессирующего цирроза печени (75-80% случаев).

Прогноз. Часто неблагоприятный.

ВИРУСНЫЙ ГЕПАТИТ С.

Вирусный гепатит С (ВГС) –гепатит с парентеральным механизмом передачи, отличающийся полиморфизмом клинических форм – от бессимптомного носительства до фульминантных форм, хронического гепатита, цирроза печени и первичной гепатоцеллюлярной карциномы.

Этиология. Вирус гепатита С (HСV, Hepatitis С virus) – мелкий РНК-содержащий вирус, относящийся к семейству флавивирусов.

 

Рис. Схема строения вируса гепатита С.

 

 

 

Согласно существующим классификациям выделяют не менее шести, а возможно одинадцати, генотипов HСV и более 100 его субтипов. Наиболее распространена классификация по P. Simmonds.

 

Рис. Генотипы вируса гепатита С (по P. Simmonds, 1993).

 

Установлены существенные географические различия в их распространенности. В России чаще всего обнаруживаются генотипы: 1 (а и b), 2а и 3а. С генотипом 1b большинство исследователей связывают случаи заболеваний с высоким уровнем виремии и низким ответом на интерферонотерапию.

 

Эпидемиология. Источники инфекции, механизм и пути передачи во многом соответствуют ВГВ. Источники ВГС – больные хроническими и острыми формами инфекции. Наибольшее эпидемиологическое значение имеет парентеральный путь передачи. Чаще всего заражение HСV происходит при переливании крови и ее препаратов. Считают, что возбудитель ВГС является одним из основных этиологических факторов посттрансфузионного гепатита. Нередко инфекция встречается у больных гемофилией. Тестирование доноров, консервированной крови и ее дериватов на HСV является обязательным. Особое значение ВГС имеет у наркоманов, использующих наркотики парентерально. В настоящее время это одна из самых многочисленных и эпидемиологически значимых групп риска инфицирования HСV. В разных регионах России обнаружение анти-HCV среди внутривенных пользователей наркотиков составляет 75-83%.

Передача возбудителя в быту при гетеро- и гомосексуальных контактах, от инфицированной матери к новорожденному может иметь место, но реализуется значительно реже, чем при ВГВ.

 

Патогенез. После проникновения в организм человека HСV, обладая гепатотропностью, реплицируется преимущественно в гепатоцитах. Некоторая часть вирусов, по современным представлениям, может реплицироваться, как и при ВГВ, в клетках системы макрофагов, в частности, в мононуклеарных клетках периферической крови. Однако HСV обладает слабой иммуногенностью, что определяет замедленный, неинтенсивный Т-клеточный и гуморальный ответ иммунной системы на инфекцию. Так, в острой стадии ВГС сероконверсия возникает на 1-2 месяца позже появления признаков цитолиза гепатоцитов (повышения активности АлАТ). Лишь через 2-10 недели от начала заболевания в крови больных начинают определяться антитела к ядерному (core) антигену классов М, затем «G». Однако они обладают слабым вируснейтрализующим действием. Антитела же к неструктурным белкам HСV в острой фазе инфекции обычно не выявляют. Однако в крови в течение острой стадии болезни (и при реактивации – в хронической) определяется РНК вируса. Устойчивость HСV к специфическим факторам иммунитета обусловлена его высокой способностью к «ускользанию» из-под иммунологического надзора. Одним из механизмов этого является реплицирование HСV с высоким уровнем мутаций, что определяет присутствие в организме множества постоянно изменяющихся антигенных вариантов вируса (квазиразновидности). Таким образом, слабость иммунного реагирования и мутационная изменчивость вируса во многом обусловливают высокий хрониогенный потенциал данного заболевания.

 

Клиника. Инкубационный период от 2 до 26 недель (в среднем – 6-8 недель). В течении ВГС выделяют острую и хроническую стадии болезни. Последняя включает две фазы: латентную и реактивации.

Острая стадия ВГС чаще всего протекает в бессимптомной (инаппарантный и субклинический варианты) форме. Своевременная диагностика ее значительно затруднена. Диагноз может быть верифицирован путем индикации РНК HCV методом ПЦР при наличии серьезных эпидемиологических предпосылок. Манифестное течение острой стадии ВГС наблюдается лишь в 10-20% случаев.

Для продромального периода характерны диспепсический синдром (снижение аппетита, тошнота), нередко слабость, недомогание. В периоде разгара желтуха часто отсутствует, а если и развивается, то она умеренно выражена, интоксикация незначительная. Острый ВГС протекает гораздо легче, чем ВГВ и даже ВГА, преимущественно в легкой, редко в среднетяжелой форме, с умеренным повышением активности аминотрансфераз (в 5-20 раз). Однако имеются сведения о фульминантном течении инфекции, особенно у хронических носителей HBsAg. Описаны случаи ВГС, осложнившиеся апластической анемией. Острая стадия ВГС может закончиться выздоровлением со стабильным исчезновением РНК HCV. Однако у большинства больных (в 75-80%) развивается хроническая стадия ВГС, при которой латентная фаза чаще всего предшествует фазе реактивации. Продолжительность латентной фазы составляет 10-20 лет. В этот период какие-либо объективные признаки хронического гепатита отсутствуют. В крови больных обнаруживают анти-HCVcore IgG, анти-HCV NS, периодически – РНК HCV.

Фаза реактивации обусловлена повышением репликативной активности ВГС и клинически соответствует манифестному течению острой стадии болезни. У больных отмечают признаки астеновегетативного синдрома, нередко субфебрилитет. Определяются гепатоспленомегалия, волнообразное 2-5-кратное повышение активности аминотрансфераз сыворотки крови и в ряде случаев с внепеченочными проявлениями. Течение фазы реактивации характеризуется повторными, умеренно выраженными клинико-биохимическими обострениями. В крови определяются IgM и IgG Anti–HCVcore (с преобладанием IgM), Anti–HCV NS и РНК HCV. Так же, как и HВV, HCV играет роль в формировании цирроза печени и возникновении гепатоцеллюлярной карциномы.

 

ВИРУСНЫЙ ГЕПАТИТ G.

Вирусный гепатит G (ВГG) –гепатит с парентеральным механизмом передачи, протекающий как в виде острого, преимущественно атипичного,

реже типичных лёгких и среднетяжёлых форм, с нередким исходом в хронический гепатит. Для гепатита G характерна частая коинфекция с гепатитом С, реже с гепатитом В.

История изучения. Источником, из которого был клонирован HGV, послужила плазма (из серологического банка Центра по контролю за заболеваемостью, США) человека, у которого имелся хронический гепатит “ни А, ни B”. Этой плазмой заражали обезьян тамаринов, что приводило к развитию у них гепатита. Серологическое тестирование показало, что плазма пациента и сыворотки зараженных обезьян были отрицательными на вирусы гепатитов А, В, Д, С и Е. Следующим был этап поиска генетического аппарата нового гепатотропного агента. На основании сложных методических подходов, т.н. библиотечного конструирования и иммуноскрининга, было установлено, что в плазме данного больного присутствуют иммунореактивные клоны, имеющие родство с нуклеотидными последовательностями HG-вируса, и в то же время обладающие несколькими нуклеотидными вариантами, которых нет в данных Генетического банка.

Далее было показано, что геном HGV представлен РНК. Последующая наработка иммунореактивного клона комплиментарной ДНК позволила получить полный геном вируса (состоящий из 9392 нуклеотидов), кодирующих полипротеин из 2873 аминокислот.

Параллельно другой группой исследователей из США был клонирован неизвестный еще гепатотропный агент GB- вирус (HGBV-C). Источником этого вируса послужила хранящаяся в серологическом банке плазма крови хирурга с инициалами GB, болевшего гепатитом в 60-е годы. В связи с этим новый гипотетический вирус гепатита был обозначен как HGBV.

При заражении этой плазмой обезьян тамаринов у последних развивался гепатит. Далее 11-й пассаж сыворотки болевших обезьян был использован для клонирования предполагаемого вируса. В результате клонирования были получены три варианта HGB-агента. При этом HGBV-A и HGBV-B представляли вирусы обезьяны тамарина, а HGVB-C – вирус человека. Последний был идентифицирован с помощью генной амплификации с праймерами, образованными от совместных нуклеотидных последовательностей вирусов HGBV-A, HGBV-B и HGBV-C (HGV).

На следующем этапе было показано, что последовательности HGV и HGBV-C обладали гомологичностью более чем на 95%, что позволило считать их тесно связанными (идентичными) изолятами одного вируса. В результате огромной работы по анализу нуклеотидных, аминокислотных последовательностей удалось установить, что HGV и его аналог HGBV-C наряду с HCV образует группу гепатит – ассоциированных вирусов внутри семейства флавивирусов (Flaviviridae).

 

Этиология.

Вирус гепатита G (HGV, Hepatitis G virus) относится к семейству флавивирусов. Геном вируса представлен одноцепочечной РНК “+” нитью, состоящей из примерно 9400 нуклеотидов. РНК HGV построена по схеме, характерной для всего семейства флавивирусов: на 5`конце находится зона, кодирующая структурные белки, на 3`конце - зона, кодирующая неструктурные белки.

 

NCR - некодирующий участок (non-coding region)

С - core (белок сердцевины)

E1, E2 - поверхностные (envelope) белки

NS - неструктурные (non-structural) белки: NS2 - цинк-протеаза, NS3 - геликаза, NS4 - кофактор NS3-зависимого протеолиза, NS5 - РНК-зависимая РНК-полимераза.

 

Рис. Структура генома HGV.

 

Вирус генетически неоднороден; существует множество субтипов и изолятов HGV. Вместе с тем отдельные авторы считают, что существуют различные генотипы HGV: 1 - западно-африканский, 2 - европейский, американский и восточно-африканский, 3 - южно-азиатский и, возможно, 4 - южно-африканский

Эпидемиология.

 

HGV имеет повсеместное распространение в человеческой популяции без значимых возрастных и половых различий. Источники инфекции, механизм и пути передачи во многом соответствуют ВГС.

Передача вируса осуществляется исключительно парентеральным механизмом, который реализуется при переливании препаратов крови, оперативных вмешательствах, использовании аппаратуры для проведения гемодиализа, парентеральном применении наркотиков и т.п. Имеются свидетельства существования полового (как гомо-, так и гетеросексуального) пути передачи инфекции. Кроме того, инфицирование может происходить вертикальным путем.

Патогенез.

Попадая в организм парентеральным путем, вирус циркулирует в крови. РНК HGV начинает выявляться в сыворотке крови в сроки от 1 недели до 6 месяцев после переливания инфицированных компонентов крови. Гепатотропность HGV подтверждается определением РНК в гепатоцитах; кроме того вирус обнаруживается в периферических мононуклеарах, селезенке, костном мозге, слюне, сперме.

Гуморальный иммунный ответ, возникающий при инфицировании HGV, выражается в синтезе антител к структурным и неструктурным белкам вируса. Считается, что циркулирующие анти-E2 антитела оказывают защитное действие, предохраняя от последующего инфицирования HGV.

 

Патоморфология.

Экспериментальная инфекция у приматов приводит к возникновению внутридольковых некрозо-воспалительных изменений и воспалительной инфильтрации портальных трактов. У больных ХГG изменения в ткани печени проявляются дистрофией и некрозами гепатоцитов, лимфогистиоцитарной инфильтраций по ходу портальных трактов и в дольках, а также разрастанием соединительной ткани вплоть до формирования цирроза печени.

Клиника. Выделяют острый, хронический гепатит G и вирусоносительство.

Острый гепатит G.

Протекает в основном в виде атипичных (безжелтушных, стертых, бессимптомных, инаппарантных) и, реже, типичных (чаще легких) форм. Первоначальные сообщения о том, что HGV является причиной развития злокачественных форм гепатита не нашли убедительного подтверждения. Острый гепатит может заканчиваться выздоровлением или принимать хроническое течение.

Лабораторная диагностика. Маркером текущей HGV-инфекции является РНК HGV, определяемая методом ПЦР. Анти-Е2-антитела, детектируемые методом ИФА, появляются после исчезновения РНК HGV из сыворотки крови и свидетельствуют о выздоровлении и формировании иммунитета к HGV.

КРИТЕРИИ ДИАГНОСТИКИ

megaobuchalka.ru


Смотрите также