Гепатит С и рак печени: что общего у двух проблем? Гепатит и онкология


Хронический вирусный гепатит у онкологических больных

Стенограмма выступления профессора Буеверова А.О. на II Международном Интернет Конгрессе специалистов по внутренним болезням (день 2).

Профессор Драпкина О.М.: – Далее переходим к следующему разделу.

(00:03) Заставка: Вирусные гепатиты у онкологических больных

Профессор Драпкина О.М.: - Алексей Олегович Буеверов расскажет о хроническом вирусном гепатите у онкологических больных.

Профессор Буеверов А.О.: - Уважаемые коллеги, почему мы решили выбрать эту тему, которая не столь широко освещается, как многие другие вопросы гепатологии в последнее время? Дело в том, что онкологи сейчас шагнули далеко вперед в лечении многих болезней, которые раньше считались неизлечимыми. И речь идет не только и не столько об оперативной технике, сколько о методах химио- и лучевой терапии, которые не просто продлевают жизнь пациентов, но многие заболевания, в первую очередь онкогематологические заболевания, перевели в разряд полностью излечимых. И такая же ситуация, как гепатоцеллюлярная карцинома, складывается. Раньше мы видели ее относительно редко, потому что такие пациенты просто не доживали до этого состояния, а сейчас мы ее видим все чаще и чаще, потому что общая продолжительность жизни больных с циррозом печени увеличилась.

Та же самая ситуация с онкологическими пациентами. Они сейчас столкнулись с проблемой реактивации вирусной инфекции, и соответственно, с проблемой дифференциального диагноза с лекарственным гепатитом, чего тоже я коснусь далее в своем выступлении, потому как подход к лечению той или иной нозологической формы, которая специфична для пациентов с онкологической патологией, на химиотерапии принципиально различный, и выбор соответствующего оптимального метода лечения нередко определяет прогноз пациента напрямую.

Каковы наиболее частые причины повышения активности трансаминаз у онкологических больных? Конечно, одна из наиболее частых, к сожалению, самая печальная причина – это метастатическое поражение печени.

Этого мы касаться не будем, потому как я не онколог, а гастроэнтеролог, и перейду к более близким темам, которые касаются лекарственного гепатита и реактивации вирусного гепатита, а также вопросов дифференциального диагноза между этими двумя нозологическими формами. В отношении статистики по вирусному гепатиту у онкологических больных надо сразу отметить, что она довольно скудна.

Встретились в литературе данные мета-анализа, который демонстрирует, что хронический гепатит C у пациентов с гемобластозами – это не такая редкая проблема и составляет 15%. В отношении солидных опухолей, таких как рак легких, желудка, молочной железы, предстательной и поджелудочной железы, официальной статистики нет. Кроме того, в отношении вирусных гепатитов следует также принимать во внимание участие гепатотропных вирусов в инициации и прогрессе онкогенеза.

Так мы видим перед собой некую последовательность действий у пациентов с онкологической патологией и инфицированных вирусами гепатитов B или С. Что мы делаем сначала? Мы лечим основное заболевание, то есть злокачественную опухоль, либо мы, возможно, одновременно с лечением злокачественной опухоли проводим лечение вирусного гепатита? А может быть, лечение вирусного гепатита нужно назначать превентивно во избежание развития тяжелых осложнений инфекции? А может, целесообразно сначала провести хирургическое лечение, но перед началом лучевой или химиотерапии приступить к лечению вирусного гепатита? И опять же, есть ли какое-то различие между гепатитами B и C? Эти вопросы давайте разберем далее.

Напомню, что классификация пациентов с хронической HBV-инфекцией предусматривает выделение трех принципиально различных вариантов инфекции. Первый вариант – это носительство HBs-антигена, характеризующееся нормальным или субнормальным уровнем аланиновой трансаминазы, уровнем ДНК вируса гепатита менее 104 коп/мл либо, соответственно, 2000 МЕ/мл. Второй вариант – это иммуноактивный гепатит, который характеризуется повышенной активностью аланиновой трансаминазы, вирусной нагрузкой более 104 коп/мл либо 2000 МЕ/мл. Наконец, иммунотолерантный гепатит В. Следует сказать, что это чаще всего дети от матерей-носителей, НВ-антиген позитивного гепатита B имеет такой вариант. Он характеризуется, так же как и носительство, низкой биохимической, гистологической активностью, обязательным присутствием НВ-антигена и высокой вирусной нагрузкой.

В выделении этих форм принципиально важно то, что лечению подлежат только пациенты с иммуноактивным гепатитом B. Мы видим пациента, инфицированного вирусным гепатитом B и имеющего злокачественную опухоль. Какие возможны варианты тактики ведения?

Первый возможный вариант – это назначение противовирусной терапии перед началом полихимиотерапии. Может быть, и часто именно так, к сожалению, приходится с этим сталкиваться, поступают, назначают препараты так называемой гепатопротективной группы, не вникая в этиологию, а руководствуясь только самим фактом повышения печеночных трансаминаз. Может быть, требуется динамическое наблюдение и решение вопроса о проведении противовирусного лечения только при повышении трансаминаз или росте вирусной нагрузки? А может быть, еще не только перед полихимиотерапией, но даже перед хирургическим лечением, если таковое пациенту требуется, мы сразу начинаем противовирусную терапию.

Давайте посмотрим, какой из вариантов представляется наиболее оправданным. Это, я думаю, хорошо знакомая схема, на которой я не буду подробно останавливаться. Она предусматривает естественное течение HBV-инфекции, естественное в том смысле, что в отсутствие какого-либо терапевтического вмешательства. Остановлюсь только на прямоугольниках, которые выделены красным цветом. Хроническая HBV-инфекция, которая наблюдается довольно редко после перенесенной острой инфекции, она чаще всего приобретает форму «неактивного» носительства, и только у 30% формируется хронический гепатит с потенциалом прогрессирования до цирроза, гепатоцеллюлярной карциномы. Но, что касается химиотерапии, может ли она перевести «неактивное» носительство в состояние хронического гепатита и тем самым создать угрозу для жизни пациента, причем угрозу не отдаленную, а, возможно, здесь и сейчас по причине того, что у этих пациентов нередко развивается острый гепатит, иногда приобретающий фульминантное течение? Может или нет?

На сегодняшний день однозначно можно на этот вопрос ответить положительно. Что касается латентной HBV-инфекции, которая, напомню, характеризуется изолированным носительством антител класса иммуноглобулин G, к core-антигену вируса гепатита B, какие на сегодняшний день рассматриваются возможные причины ее активации?

Первая и уже однозначно установленная – это химиотерапия и иммуносупрессия, такая как глюкокортикостероидная терапия, назначение препарата ритуксимаб, который сейчас все шире применяется не только в лечении злокачественных опухолей, но и в лечении другой патологии, не имеющей отношения напрямую к онкологии. Возможно, и другие препараты также.

Другие возможные причины – это так называемся «HBs-антиген-мутантная» инфекция, впервые описанная у китайских пациентов. Дискутируется роль приема алкоголя у пациентов с латентной инфекцией и также дискутируется роль ко-инфекции, или суперинфекции вирусом гепатита C.

В отношении механизмов активации латентной HBV-инфекции на фоне применения глюкокортикостероидов в настоящее время достигнут существенный прогресс. И он базируется на том, что в геноме вируса гепатита B обнаружена так называемая глюкокортикостероид-чувствительная область, с которой и соединяется глюкокортикостероид.

В 90-е годы существовал такой метод, который не дожил до наших дней, лечения хронического гепатита B, когда пациентам с неактивным течением давали провокационную терапию преднизолоном, гепатит на этом фоне активировался, и на этом фоне назначался альфа-интерферон. Хотя кто его знает, может быть, когда-нибудь для некоторых пациентов к этой схеме еще и вернутся.

В отношении глюкокортикостероидов, которые входят во многие схемы полихимиотерапии. За счет соединения с этой ГКС-чувствительной областью вирусного генома происходит активация вируса, что ведет в свою очередь к усилению репликации вирусной ДНК, усилению экспрессии вирусных антигенов на поверхности гепатоцитов.

Напомню, что сам по себе вирус гепатита B не обладает цитотоксическими свойствами, а реализует их опосредованно, через активацию иммунной системы. При этом наблюдается избыточное накопление поверхностного антигена вируса гепатита B в цитоплазме гепатоцитов. Затем развивается процесс иммуноопосредованного воспаления, и, что интересно, это та ситуация, при которой развивается уникальный вариант инфекции вирусом гепатита B – холестатический вариант острого гепатита B, который практически описан только в посттрансплантации органов, и сейчас еще появились описания при назначении глюкокортикостероидов. Этот холестатический вариант острого гепатита B нередко приобретает фульминантное течение, которое ассоциируется с плохим жизненным прогнозом пациентов.

О чем говорят рекомендации Американской ассоциации по изучению болезней печени по ведению носителей HBs-антигена, которым проводится химиотерапия? Первые три пункта. Профилактическая противовирусная терапия рекомендуется всем носителям HBs-антигена в начале курса химиотерапии. Пациенты с исходной вирусной нагрузкой менее 2000 МЕ/мл должны продолжить лечение в течение 6 месяцев после завершения химиотерапии. Если же пациент имеет высокую вирусную нагрузку (более 2000 МЕ/мл), то есть статус, соответствующий, как правило, не носительству, а именно иммуноактивному гепатиту B, то они должны продолжать лечение до тех пор, пока не достигнут таких же результатов лечения, как и иммунокомпетентные пациенты. При продолжительности лечения – имеется в виду химиотерапия – менее 12 месяцев одновременно с химиотерапией, как следовало из предыдущих рекомендаций, назначаются нуклеозидные аналоги. Могут применяться препараты ламивудин и телбивудин.

В отношении ламивудина можно сказать, что, конечно, в свое время он совершил прорыв в лечении гепатита В, первый нуклеозидный аналог, но сейчас из-за очень высокой частоты развития резистентности он применяется только в тех случаях, когда нет никакой возможности назначить более современные аналоги. А что касается телбивудина, то это препарат уже нового поколения, и несколько слов о нем позже.

Если же лечение продолжается более 12 месяцев – как правило, это повторные курсы химиотерапии, которые требуют соответствующего назначения длительного лечения нуклеозидными аналогами – предпочтение отдается противовирусным препаратам с высоким генетическим барьером развития резистентности. Это адефовир и энтекавир, причем энтекавир может быть предпочтительнее в данном случае и сейчас, может быть, в новой рекомендации будет включен в препарат тенофовир. Естественно, следует избегать назначения иммуномодулирующего препарата интерферона-альфа, преимущественно из-за его супрессивного влияния на костный мозг.

Рекомендации Европейской ассоциации по изучению печени во многом перекликаются, что не удивительно, с рекомендациями Американской ассоциации. Они гласят о том, что HBs-антиген позитивным кандидатам на проведение химио- или иммуносупрессивной терапии необходимо определение уровня ДНК, они должны получать нуклеозидные аналоги в качестве упреждающей терапии на протяжении всего курса терапии вне зависимости от уровня HBV ДНК и в течение 12, а даже не 6 месяцев, как рекомендуют американские эксперты, после прекращения лечения.

А пациенты с высоким уровнем HBV ДНК, которым планируются повторные курсы иммуносупрессивной терапии, рекомендуется назначение нуклеозидных аналогов с высокой противовирусной активностью и высоким генетическим барьером, если планируется длительный курс такого лечения. HBs-антиген отрицательные пациенты, у которых выявляются только изолированные core-антитела, должны быть обязательно протестированы на уровень ДНК, причем желательно с применением высокочувствительной полимеразной цепной реакции. И HBs-антиген отрицательных, анти-HBcore позитивных пациентов следует лечить точно так же, как HBs-антиген позитивных пациентов.

У HBs-антиген отрицательных, HBcore положительных пациентов с неопределяемым уровнем ДНК, получающих химио- или иммуносупрессивную терапию, европейские эксперты предпочитают мониторировать уровень трансаминазы и HBV ДНК. Терапия нуклеозидными аналогами показана при подтверждении развития у них хронического гепатита B еще до повышения уровня АЛТ, то есть, при появлении первых признаков репликации вируса, при появлении сывороточной ДНК. Более того, надо сказать, что в литературе последних лет отмечены случаи реактивации вирусной инфекции даже у пациентов со статусом выздоровления после острой HBV-инфекции.

Речь идет о больных, позитивных по антителам к HBS-антигену и антителам к HBcore-антигену класса иммуноглобулина G, потому что хорошо известно, что у таких пациентов в печени, как правило, сохраняются следовые количества циркулярной эквивалентно связанной вирусной ДНК, и в случае иммуносупрессии у этих больных тоже в некоторых ситуациях, учитывая, что вирус полностью не элиминирован из организма, может наблюдаться реактивация. Поэтому если им не рекомендуют пока эксперты начать терапию немедленно нуклеозидными аналогами, то, по крайней мере, мониторингу АЛТ и вирусной ДНК они должны подвергаться весьма тщательному.

Итак, алгоритм ведения пациентов с инфекцией вирусного гепатита B и планируемой химиотерапией. Мы проводим оперативное вмешательство без всякой подготовки по поводу основного заболевания. Начинается терапия нуклеозидными аналогами в процессе химиотерапии, контроль АЛТ осуществляется первый месяц – еженедельно, затем ежемесячно. Контроль вирусной ДНК осуществляется через 4-6 недель лечения, затем через 12 недель, затем через каждые 3-6 месяцев терапии. Наконец, мониторинг HBs-антигена – сейчас это возможно – количественное определение HBs-антигена осуществляется каждые 3-6 месяцев.

В отношении телбивудина, который, я напомню, включен в рекомендации Американской ассоциации по изучению печени, нужно сказать, что этот препарат имеет доказанную высокую противовирусную активность, в том числе у пациентов на стадии цирроза печени, и успешное лечение им сопровождается улучшением и синтетической функции печени, и показателей воспаления. Как я уже говорил, препарат присутствует в рекомендациях международных гепатологических ассоциаций. Если немного отвлечься от темы, отвлечься от онкологических пациентов, нужно сказать, что это единственный препарат, который Food and Drug Administration (FDA), американская ассоциация по контролю за лекарственными препаратами, относит к категории B, наиболее безопасным у беременных. Кроме того, весьма интересное свойство, которого лишены другие нуклеозидные аналоги, это нефропротективный эффект.

Следует сказать, что длительное лечение телбивудином – как известно, нуклеозидные аналоги назначаются на длительный срок – уже через год после начала терапии приводит к значимому уменьшению фиброза печени, потому что если пациент уже вылечен от злокачественной опухоли, в дальнейшем нужно не допустить прогрессирования вирусной инфекции, заниматься лечением уже его гепатита B.

И нужно сказать, что если посмотреть на более отдаленные сроки, через 5 лет терапии, то у большинства пациентов, по данным парной биопсии, существенно уменьшается как воспалительная активность, так и индекс фиброза, причем даже у некоторых больных на стадии цирротической трансформации печени.

Если подытожить результат консультации гепатолога у пациента с инфекцией вирусом гепатита B и злокачественной опухолью, то в этой консультации должно быть записано, применительно к каждому индивидуальному случаю, что профилактическая противовирусная терапия у всех носителей HBs-антигена должна начинаться одновременно с началом курса химиотерапии. Второй постулат – что продолжение противовирусной терапии должно быть не менее 6 месяцев после окончания химиотерапии, а общая ее длительность определяется исходной вирусной нагрузкой.

Что можно сказать в отношении гепатита C? Так же как и гепатит B, хотя гепатит C имеет существенно, по крайней мере, в 10 раз большую частоту хронизации, естественное его течение у большинства пациентов довольно медленное, и считается, что в течение 20 лет не более 20% пациентов приходит к циррозу печени.

Возникает вопрос: химиотерапия, если она начинается у пациента с инфекцией вирусом гепатита C, может ли ускорить цирротическую трансформацию? А может быть, она может привести и к развитию фульминантного гепатита? Давайте посмотрим.

Что касается уровня РНК вируса гепатита C, я демонстрирую этот слайд, хорошо известный уже полтора десятилетия, наверное, довольно банальный, потому что иногда приходят на консультацию пациенты, в том числе из уважаемых онкологических учреждений, с рекомендациями снизить вирусную нагрузку перед началом химиотерапии. В связи с этим приходится напоминать, что уровень РНК вируса гепатита C и гистологические признаки воспаления не коррелируют друг с другом. Точно так же количество сывороточной РНК не коррелирует с тяжестью повреждения печени. То есть, вопрос о снижении вирусной нагрузки перед химиотерапией в принципе не должен даже подниматься.

Что касается оценки влияния химиотерапии на течение HCV-инфекции, то на сегодняшний день однозначно оценить затруднительно, потому что все исследования, которые доступны в литературе, ретроспективны, нет попарных оценок исходных и конечных показателей, таких как количество вирусной РНК и морфологические параметры. Как правило, в этих исследованиях – некоторые из них я приведу далее – имеется малое количество наблюдений, малые выборки пациентов. Кроме того, затрудняет их сравнение и использование различных схем химиотерапии.

Вот результаты двух исследований, в которых исследователи поставили задачу понять: повышение трансаминаз, сопровождающееся нередко повышением общего билирубина у пациентов с вирусом гепатита C – это вообще реактивация вируса, а может быть, это лекарственная гепатотоксичность? Посмотрите, на фоне химиотерапии повышение АЛТ более 2,5 верхних лимитов нормы и повышение билирубина по крайней мере в 1,5 раза отмечено у 8 из 33 больных, позитивных по вирусу гепатита C, и у 36 из 241 негативных. Соответственно, разницы статистически достоверной, хотя группы, конечно, неравномерные по количеству пациентов, никакой обнаружено не было.

И другое исследование демонстрирует, что из 37 пациентов носителей вируса гепатита C, у 33 на фоне химиотерапии не было никаких изменений биохимических тестов, а у тех четырех, у которых были – это были признаки острого лекарственного гепатита. Следовательно, складывается впечатление, что HCV-инфекция не приводит на фоне химиотерапии к ухудшению результатов химиотерапии как результат реактивации вируса и усиления повреждения печени.

Итак, если мы видим пациента с HCV-инфекцией и планируемой химиотерапией, однозначно можно сказать, что сначала противовирусная терапия нецелесообразна, так как она не приводит к улучшению прогноза. Между тем, можно потерять драгоценное время для лечения злокачественной опухоли. Говоря о разнице в ведении пациентов с HBV-инфекцией, манифестной либо латентной, HCV-инфекцией и химиотерапией, то это можно представить в виде двух простых схем.

Если это инфекция вирусом гепатита B, то мы проводим противовирусную терапию одновременно с началом химиотерапии. Если это инфекция вирусом гепатита C, то мы проводим химиотерапию, а затем, если благополучно разрешилась ситуация с основным заболеванием, то есть злокачественным новообразованием, тогда может рассматриваться в отсутствие противопоказаний вопрос о проведении противовирусной терапии гепатита C.

И вот та ситуация, с которой онкологам, особенно химиотерапевтам, практически ежедневно приходится дифференцировать реактивацию вирусов, если у пациента в злокачественной опухоли имеются маркеры вирусов гепатита B и C. Речь идет о гепатоксическом действии лекарств.

Недавно опубликованный обзор свидетельствует о том, что клинически значимое поражение печени, по крайней мере с трехкратным повышением трансаминаз при нормальных исходных, наблюдается от 1 случая на 10 000 до 1 случая на 100 000 случаев применения лекарственных средств. Это очень немало, учитывая, что лекарства принимаются сотнями миллионов пациентов.

И посмотрите, какой неблагоприятный прогноз. В 10% случаев при клинически значимом поражении констатируется смерть как исход либо, если пациенту повезло, трансплантация печени. У 1% развивается так называемый криптогенный цирроз, потому что не всегда удается четко установить причинно-следственную связь между приемом лекарств и цирротической трансформацией.

Что важно для клинициста, что у 20% пациентов с персистирующими признаками поражения печени после отмены «причинного» препарата продолжают оставаться повышенные трансаминазы. В этой ситуации в 20% случаев диагностируется аутоиммунный гепатит. И здесь нельзя однозначно сказать, то ли это аутоиммунный гепатит, который развился сам по себе, его не дифференцировали вовремя с лекарственным поражением печени, то ли это аутоиммунный гепатит, для которого применение лекарственных препаратов послужило тарированным фактором.

Надо сказать, что наличие самого по себе хронического заболевания печени – а такой вопрос тоже не редко задают онкологи – не повышает, по-видимому, по данным последних мета-анализов, риск развития лекарственного гепатита. Возможно, исключением является хронический вирусный гепатит для противотуберкулезных и антиретровирусных средств, но и этот вопрос неоднозначен, поэтому здесь стоит вопросительный знак. С лекарственными гепатитами, наверное, сталкивался каждый врач. Наверное, чаще, чем онкологи, онкологи-химиотерапевты, вряд ли когда-то кто-то имел дело с этой проблемой.

Смотрите, какие гигантские цифры. Мы опасаемся в нашей практике гепатоксичности статинов, мерказолила, антибактериальных препаратов. Посмотрите, с чем имеют дело онкологи. Для некоторых лекарственных препаратов до 100% вероятность развития гепатоксических реакций, и такая относительно скромная по онкологическим меркам схема, всего лишь из трех препаратов, циклофосфамид, метотрексат и фторурацил, дает 77-процентную вероятность развития лекарственного гепатита.

Что касается профилактики лекарственной гепатоксичности или, по крайней мере, своевременного начала лечения, то в данной ситуации, безусловно, нужно обратиться к исследованиям, которые проведены с позиции медицины, базирующейся на доказательствах.

Одним из таких исследований является работа Винченци, которая была опубликована в позапрошлом году. 105 пациентов получали лечение по схеме FOLFOX, оно включало 4 лекарственных препарата, такие как фторурацил, оксалиплатин, лейковорин и элоксатин. Они получали 12 курсов, половина из них получили адеметионин в дозе 400 мг дважды в день. И вы видите, что развитие гепатотоксичности существенно было реже у пациентов, которые получали гептрал дополнительно к химиопрепаратам. В 70% случаев она развилась в режиме FOLFOX и только в 43% в режиме FOLFOX + аденозилметионин перорально. Следует сказать, что возможности применения аденозилметионина не ограничиваются только его антиоксидантными свойствами, пополнением запасов клеточного глутатиона и влиянием на цитокиновый баланс. Следует помнить, что пациент с хроническим гепатитом любым, а тем более с хроническим гепатитом, развившимся на фоне злокачественной опухоли, у них очень нередко развиваются различные нейропсихические нарушения, из которых, конечно, на первом месте стоит депрессия. Но не только, как вы видите.

В одном из недавних обзоров помимо депрессии упоминается также биполярное расстройство и нарушения сна, и посттравматический стрессовый синдром. Почему посттравматический? Потому что сам по себе диагноз «злокачественная опухоль», на которую еще наслоился гепатит, который может послужить основанием для прерывания успешно начатого курса химиотерапии, конечно, это психологическая травма для пациента. А также когнитивная дисфункция и эмоциональный дистресс при длительной персистенции психотравмирующего фактора.

В отношении гептрала нужно сказать, что было проведено исследование совместное с Областным гепатологическим центром, которое продемонстрировало существенное снижение вероятности развития депрессивных расстройств у пациентов, получавших его в дозе 1200 мг в день, в частности, на интерфероновой терапии, которая проводилась по поводу гепатита C. Поэтому про антидепрессивное свойство данного препарата тоже нельзя забывать.

Если мы имеем дело с доказанным лекарственным гепатитом, а не реактивацией вирусной инфекции у пациента со злокачественной опухолью, то этот эффект тоже должен приниматься во внимание при назначении соответствующего лечения. Если подытожить все вышесказанное, мы видим перед собой пациента со злокачественной опухолью.

Что значит – мы видим? Его прислали онкологи, как правило, онкологи, которые хотят посоветоваться, так как не во всех учреждениях, только в очень крупных, есть в штате гастроэнтеролог, или гепатолог, или инфекционист. Онкологи хотят посоветоваться: «Коллега, у нас такая проблема. У нас есть пациент со злокачественной опухолью, она подлежит лечению. Мы знаем, как мы будем его лечить, к примеру, выполнять хирургическую операцию, потом проводить полихимиотерапевтическое лечение. Но у него есть и другие проблемы: у него есть повышение трансаминаз, у него есть инфекция вирусом гепатита B или инфекция вирусом гепатита C. Не повлияет ли это на прогноз больного? Не следует ли назначить ему какие-то превентивные препараты для того, чтобы успешно начать и завершить курс полихимиотерапии?»

И в отношении двух гепатотропных вирусов, B и C, лекарственного гепатита тактика совершенно различна. Еще раз. Если пациент инфицирован вирусом гепатита B – причем речь идет не только о клинически манифестной инфекции, но и о состоянии носительства и даже, по данным последних лет, о состоянии латентной инфекции с изолированными ядерными антителами – мы назначаем противовирусную терапию одновременно с химиотерапией. Причем, конечно, аналоговые нуклеозиды – единственный возможный вариант, так как альфа-интерферон здесь противопоказан, и в тех ситуациях, когда курс планируется относительно недлительный, то возможно назначение телбивудина, если курс длительный, то выбор делается в пользу энтекавира либо тенофовира. Но факт тот, что лечение должно назначаться одновременно.

Если пациент инфицирован вирусом гепатита C, мы говорим онкологам: «Коллеги, проводите свое лечение в полной мере. Требуется операция – делайте операцию, требуется химиотерапия – делайте химиотерапию, требуется лучевая терапия – проводите полный курс лучевой терапии. Нет на сегодняшний день убедительных данных, что какой-то из этих методов лечения может привести к ухудшению жизненного прогноза пациента за счет активации вируса гепатита C. А потом, когда будет вопрос закрыт со злокачественной опухолью, на что мы все надеемся, этого больного можно прислать к нам для того, чтобы мы проводили ему противовирусное лечение».

Наконец, даже если пациент инфицирован вирусом, у него вполне может развиваться лекарственный гепатит, и он развивается существенно чаще на фоне химиотерапии, чем то, что мы видим в нашей рутинной клинической практике при назначении, например, статинов, нестероидных противовоспалительных средств, антибиотиков, эстрогенных препаратов и так далее. В этой ситуации мы назначаем препараты из гепатопротективной группы, но, естественно, с учетом доказательств, с учетом данных контролируемых исследований. Их немного, но они, тем не менее, есть, и мы должны этим руководствоваться и назначать лечение по факту, то есть при появлении первых признаков гепатотоксичности, а если у пациента гепатотоксичность развивалась во время предшествующих курсов химиотерапии, то перед началом последующих курсов нужно это лечение назначать превентивно.

internist.ru

Гепатит и рак идут рядом

Гепатит С любит онкологию

Среди онкологических больных немало людей с вирусным гепатитом С и/или В. Речь идет о внепеченочных видах рака. При этом, больные проходят длительные курсы химиотерапии, лучевой терапии, которые нередко заканчиваются еще более серьезными проблемами для печени и организма в целом.

Так, почему же рак нередко «нападает» на людей с уже имеющимся диагнозом гепатит?  К сожалению, этот вопрос сегодня мало волнует онкологов. Но все же некоторые исследования проливают свет на ситуацию.

Пренебрежительное отношение к «гепатитникам»

Медики, особенно хирурги и средний медперсонал, озабочены часто только одним вопросом: как обезопасить себя от заражения через контакт с больными гепатитом.

Зачастую  к таким больным предвзятое отношение. Дескать, заразились, наверное, через наркотические инъекции, или половым путем. О том, что через кабинет стоматолога, во время переливания крови можно заразиться и в 21 век, медицинские работники забывают.

Вирус может передаваться многими путями

В то же время онкобольного с гепатитом не возьмут на операцию, даже если речь идет о спасении его жизни. Разрешение на оперативное вмешательство дает гепатолог, предварительно обследовавший больного, в том числе, и на определение РНК вируса гепатита С.

Если вирусы не активны, больному разрешат пребывание в стационаре. Если же вирусы присутствуют в крови онкобольного, то  операция, химиотерапия и другое классическое лечение ему не светит.

Придется лечиться от гепатита, а потом, если больной не умрет от рака к моменту снижения вирусной нагрузки от гепатита С и В, его возьмут на лечение в онкологическое медицинское учреждение.

Во всяком случае, такие порядки установлены в онкологических учреждениях России, Украины, других стран бывшего социалистического лагеря.

Еще один неприятный момент может ожидать «гепатитного» онкобольного во время операции по удалению опухоли или метастаз. Во-первых, «гепатитных» берут в операционную, когда уже прооперированы так называемые «чистые» больные, то есть в конце операционного дня.

Больных гепатитом оперируют в последнюю очередь

Во время операции с такими больными особо не церемонятся, поэтому и швы бывают проблемными, или в тканях, органах больных оставляют в спешке какие-нибудь инородные тела.

Но больные узнают об этом уже в послеоперационный период. Попробуйте пройти МРТ, если вам во время операции оставили  маленький металлический предмет.

Гепатит индуцирует рак?

У больных с хроническим гепатитом С (ХГС) риск развития внепеченочных злокачественных опухолей и летального исхода  от них может быть выше, чем в общей популяции людей.

Американские ученые в  период с 2006 по 2010 г.  исследовали 12 тыс. 126 больных ХГС. Их показатели заболеваемости и смертности сопоставлялись с данными более 133 млн записей из 13 онкологических регистров SEER и около 12 млн свидетельств о смерти США из базы данных MCOD.

У больных с ХГС заболеваемость следующими злокачественными опухолями была значительно выше: рак печени (ССС 48,6; 95%-й доверительный интервал [95% ДИ] 44,4–52,7), поджелудочной железы (ССС 2,5; 95% ДИ 1,7–3,2), прямой кишки (ССС 2,1; 95% ДИ 1,3–2,8), почки (ССС 1,7; 95% ДИ 1,1–2,2), неходжкинские лимфомы (ССС 1,6; 95% ДИ 1,2–2,1) и рак легкого (ССС 1,6; 95% ДИ 1,3–1,9).

Раковые клетки внедрились в печень

Исследователи пришли к такому выводу: у больных с ХГС заболеваемость и смертность, связанные со многими типами внепеченочных злокачественных образований, были выше, а возраст на период диагностики и смерти меньше, чем в общей популяции.

«Наши данные указывают на повышение онкологической заболеваемости и смертности лиц с ХГС и более ранний возраст диагностики опухолей и смерти, чем в общей популяции США для многих типов внепеченочных опухолей.

Как терапевты, так специалисты по гепатиту С должны знать эти риски и принимать превентивные меры для их снижения: пропагандировать отказ от курения и алкоголя, стремиться к излечению ХГС с помощью новых пероральных противовирусных препаратов прямого действия, — сообщается в заключении медиков. — В настоящее время около половины лиц с ХГС не знают о своем заболевании, и даже пациенты, которым установлен диагноз, не всегда обращаются к врачу и принимают препараты.

Таким образом, они находятся в группе риска печеночного и внепеченочного рака и смерти от этих опухолей при отсутствии раннего скрининга, обследования и лечения».

Об  этом исследовании можно почитать в работе «Повышение онкологической заболеваемости и смертности у больных хроническим гепатитом C в 2006–2010 гг.»,  Robert D. Allison1, Xin Tong1 , Anne C. Moorman1 , Kathleen N. Ly1 , Loralee Rupp2 , Fujie Xu1 , Stuart C. Gordon2 , Scott D. Holmberg1 , для исследовательской группы CHeCS† 1 Centers for Disease Control and Prevention, Atlanta, GA, USA; 2 Henry Ford Health System, Detroit, MI, USA.

Чем опасен гепатит С и В для больных раком

Известно, что гепатит С обнаруживают у 80% пациентов с раком печени. Нередко гепатит В и С одновременно. Сочетание двух гепатитов -распространенное явление среди раковых больных.

По некоторым данным, приблизительно в 10% случаев онкология появляется из-за гепатита С. Но исследований на эту тему немного.

Профессор А.О. Буеверов на Втором Международном Интернет-Конгрессе специалистов по внутренним болезням  (2013 год) заявил, что онкобольные, страдающие гепатитом С и/или В, столкнулись с проблемой реактивации вирусной инфекции.

В отношении статистики по вирусному гепатиту у онкологических больных надо сразу отметить, что она довольно скудна, отметил Алексей Олегович.

Известно, что хронический гепатит C у пациентов с гемобластозами – это нередкая проблема и составляет 15%. В отношении солидных опухолей, таких как рак легких, желудка, молочной железы, предстательной и поджелудочной железы, официальной статистики нет.

Гемобластоз бывает часто у гепатитных больных

В отношении вирусных гепатитов следует также принимать во внимание участие гепатотропных вирусов в инициации и прогрессе онкогенеза.

Профессор предложил, а не целесообразно ли сначала провести хирургическое лечение онкобольного с гепатитом, а перед началом лучевой или химиотерапии приступить к лечению вирусного гепатита.

Первый возможный вариант – это назначение противовирусной терапии перед началом полихимиотерапии. Часто именно так, к сожалению, назначают препараты так называемой гепатопротективной группы, не вникая в этиологию, а руководствуясь только самим фактом повышения печеночных трансаминаз.

А может быть, не только перед полихимиотерапией, но даже перед хирургическим лечением, если таковое пациенту требуется, сразу стоит начинать противовирусную терапию.

Противовирусная терапия нужна до "химии"

Что касается химиотерапии, может ли она перевести «неактивное» носительство вирусов гепатита С и/или В в состояние хронического гепатита и создать угрозу для жизни пациента, озадачил аудиторию ученый. Но вопрос остался без ответа.

Так, глюкокортикостероиды, которые входят во многие схемы полихимиотерапии, усиливают репликацию вирусной ДНК, экспрессии вирусных антигенов на поверхности гепатоцитов.

Рекомендации Европейской ассоциации по изучению печени гласят о том, что HBs-антиген позитивные кандидаты на проведение химио- или иммуносупрессивной терапии должны получать нуклеозидные аналоги в качестве упреждающей терапии на протяжении всего курса терапии вне зависимости от уровня HBV ДНК и в течение 6-12 месяцев после прекращения лечения.

А пациентам с высоким уровнем HBV ДНК рекомендуется назначение нуклеозидных аналогов с высокой противовирусной активностью и высоким генетическим барьером, если им назначен длительный курс такого лечения.

Лечение гепатита можно совместить с "химией"

Профилактическая противовирусная терапия у всех носителей HBs-антигена должна начинаться одновременно с началом курса химиотерапии.

Может ли химиотерапия у пациента с инфекцией вирусом гепатита C  ускорить цирротическую трансформацию или привести и к развитию фульминантного гепатита?  И этот вопрос профессора не получил ответа.

Что касается оценки влияния химиотерапии на течение HCV-инфекции, то на сегодняшний день однозначно оценить затруднительно, потому что все исследования ретроспективны.

Относительно гепатоксического действия химиопрепаратов: клинически значимое поражение печени наблюдается от 1 случая на 10 000 до 1 случая на 100 000 случаев применения лекарственных средств. В 10% случаев при клинически значимом поражении констатируется смерть либо трансплантация печени. У 1% развивается так называемый криптогенный цирроз.

Следует помнить, что у пациентов с хроническим гепатитом, а тем более развившимся на фоне злокачественной опухоли, нередко развиваются различные нейропсихические нарушения.

Было проведено исследование, которое продемонстрировало существенное снижение вероятности развития депрессивных расстройств у пациентов, получавших гептрал в дозе 1200 мг в день на интерфероновой терапии, которая проводилась по поводу гепатита C, отметил Буеверов.

На канале Videomedru можете познакомиться с видео о гепатите С.

Мария Магдальская

Вам также интересно будет почитать:

Поделиться ссылкой:

www.zdrav-on.com

Гепатит С / Онкология / Medvopros.com

Только в 1989 г. был идентифицирован вирус гепатита С. Благодаря многолетним исследованиям удалось разработать тест-систему для обнаружения методом иммуноферментного анализа (ИФА) специфических антител к вирусу гепатита С.

Исследования показали, что это мелкий вирус, который может заразить человека только через кровь. Источником инфекции являются больные вирусом гепатита С, прежде всего с хроническим течением заболевания и хронические носители этого вируса.

Точно установлено, что передача вируса гепатита С связана с парентеральным механизмом передачи: в медицинских учреждениях при переливании крови до введения контроля за донорами, через инъекционное оборудование до введения одноразовых шприцев, игл, катетеров. Там, где продолжают повторно использовать плохо простерилизованные медицинские инструменты, продолжается распространение гепатита С.

Высокая опасность этого пути подтверждается распространением этого гепатита среди наркоманов. Весьма вероятна передача этого вируса во время выполнения татуировки, при акупунктуре и любых повреждениях целостности кожных покровов нестерильными инструментами.

Хотя передача вируса гепатита С половым путем происходит относительно редко, но из-за большого числа половых контактов между партнерами общее число новых случаев заражения достаточно велико.

Хронический гепатит С может развиться примерно у 10 % детей, которые были рождены женщинами, инфицированными вирусом гепатита С.

Важнейшей особенностью и опасностью гепатита С является многолетнее малосимптомное течение. Очень часто этот гепатит не распознается, но потом заболевание быстро заканчивается циррозом и раком печени. Острая фаза большей частью остается нераспознанной. Самочувствие больных удовлетворительное, жалобы не возникают, сохраняется трудоспособность, желтухи нет. Но уже в это время может быть выявлено небольшое увеличение печени, а через 7 - 8 недель после заражения в крови повышается концентрация АлАТ. Позже, через 5 - 50 недель в крови обнаруживаются специфические антитела. Именно поэтому при однократном исследовании часто дается отрицательный ответ.

Даже в остром периоде заболевания клиническая симптоматика остается скудной. Больные отмечают слабость, вялость, быструю утомляемость, ухудшение аппетита, иногда ощущение тяжести в правом подреберье. Форма болезни чаще безжелтушная, реже с желтухой малой интенсивности. Признаки интоксикации выражены незначительно, течение болезни легкое.

Закономерно повышается АлАТ, чаще с повторными пиками; реже этот фермент бывает повышен постоянно. Степень повышения большей частью значительная, превышая нормальные значения в 5-10 и более раз. При желтушной форме повышение уровня ферментов сочетается с небольшим увеличением содержания общего и прямого билирубина.

Острый, латентный или клинически выраженный вирусный гепатит С может закончиться выздоровлением с элиминацией вируса из организма. Этому обычно соответствует и нормализация АлАТ. Но часто повышенный уровень этого фермента сохраняется. И, наоборот, нормальный уровень АлАТ необязательно свидетельствует об исчезновении вирусемии.

У больше части больных острая фаза сменяется скрытой (латентной) с многолетним, до 20 лет, течением инфекционного заболевания, хотя инфицированные лица часто считают себя здоровыми. Периодически повышается АлАТ. Анти-HCV периодически исчезают, затем появляются вновь. Это с трудностью выявления низких концентраций, что заставляет производить повторные исследования.

Хронический гепатит представляет основную клиническую форму гепатита С. Он нередко первоначально проявляется повышением уровня ферментов, хотя другие проявления болезни еще могут отсутствовать. Затем больные начинают жаловаться на быструю утомляемость, слабость, недомогание, снижение трудоспособности, нарушение сна, ухудшение аппетита, похудание. Основным объективным признаком является увеличение и уплотнение печени, нередко в сочетании с увеличением селезенки. Эта фаза заболевания протекает преимущественно без желтухи. Иногда отмечается повторный субфебрилитет.

Характерны обострения, всегда знаменующиеся дальнейшим повышением АлАТ. Причем колебания АлАТ в известной мере соответствуют уровню вирусемии. Содержание Гамма-ГТ и гаммаглобулина закономерно повышается. Анти-HCV стабильно положительны.

В преимущественном формировании цирроза печени определенное значение имеет наличие сопутствующей патологии, в частности, хронического алкогольного поражения печени. Прогностическое значение имеет повышения АсАТ с увеличением коэффициента АсАТ/АлАТ.

Вирус гепатита С является важнейшей причиной возникновения рака печени.

Достоверность диагноза существенно повышается при комплексной оценке анти-HCV с определением ферментов, обязательно в условиях динамического контроля. Оценка результатов только одноразовых исследований не всегда убедительна. В латентную фазу анти-HCV класса IgM практически не улавливаются. Они вновь появляются во время обострений, большей частью в сочетании с повышением АлАТ. Динамический контроль за АлАТ существенно дополняет оценку динамики анти-HCV и является важным критерием характеристики течения болезни.

При хроническом вирусном гепатите С критериями успешного лечения являются: благополучная динамика клинических данных: уменьшение размеров печени, ликвидация желтухи (при желтушных формах), нормализация показателей АлАТ, уменьшение морфологических изменений в печени.

Повышение невосприимчивости населения к вирусу гепатита С пока не получило решения. Трудности создания вакцины против HCV определяются неоднородностью этого вируса, огромным количеством генотипов и субтипов.

Нерешенность проблемы терапии вирусного гепатита С обуславливает первостепенное значение предупреждения его развития и необходимость ранней лабораторной диагностики.

Вирус гепатита С

Вирус гепатита С содержит однонитевую РНК и относится к семейству флавивирусов. Электроннооптических изображений вируса гепатита С не существует, это связано с низким содержанием вируса в крови. По понятным причинам не может быть и фотографий, сделанных с помощью светового микроскопа. Вирус идентифицирован и охарактеризован молекулярно-биологическими методами.

Идентифицированы три структурных белка: структурный белок нуклеокапсида (белок C), а также - мембранный (белок М) и поверхностный (белок E). Белки обладают сходными антигенными свойствами, поэтому их общим маркером являются иммуноглобулины анти-HCV-core-Ig. Выделены также 5 неструктурных (NS) белков, принимающие участие в репликации вируса.

Динамика специфического маркера вирусного гепатита С (суммарного анти-HCV) по стадиям инфекционного процесса.

Обнаружение антигена.

Непосредственное обнаружение антигена в крови не представляется возможным. Это обусловлено малым количеством вирусных частиц в сыворотке больного, не превышающим 105/мл, что ниже предела чувствительности иммунологических методов.

Антитела.

В скрининговых исследованиях используют метод ИФА для определения суммарных (IgM+IgG) анти-HCV или анти-HCV класса IgG.

В качестве подтверждающих тестов применяют иммуноблот на основе рекомбинантных и синтетических пептидов.

В типичных случаях анти-HCV появляются в конце инфекционного процесса, т.е. через 4 - 9 мес. после заражения.

Однако, в некоторых случаях антитела обнаруживались уже на 2 - 4 неделе после переливания заражённой крови , а в других случаях сероконверсия происходила через год после заражения.

В соответствии с тенденцией гепатита С к хронизации - антитела обнаруживаются в течение длительного периода.

Учитывая задержку в выработке антител, отрицательный результат исследования на анти-HCV не исключает инфекционности сыворотки.

Гепатит С передается с кровью и биологическими жидкостями парентеральным, половым и трансплацентарным путями.

Группу повышенного риска составляют лица, практикующие внутривенную наркоманию, беспорядочные половые связи, а также медицинские работники, пациенты, нуждающиеся в гемодиализе или переливаниях крови, заключенные.

Проникая в организм, HCV попадает в макрофаги крови и гепатоциты печени, где происходит его репликация.

Повреждение печени происходит в основном за счет иммунного лизиса, также вирус оказывает прямое цитопатическое действие.

По сравнению с другими вирусными гепатитами, гепатит С имеет менее яркую клиническую картину, чаще переходит в хронические формы.

В 20-50% случаев хронический гепатит С приводит к развитию цирроза печени и в 1,25-2,50% - к развитию гепато-целлюлярной карциномы.

С высокой частотой возникают аутоиммунные осложнения.

Показания к назначению анализа :

  • Повышение уровня АлАТ и АсАТ;
  • Подготовка к оперативному вмешательству;
  • Парентеральные манипуляции;
  • Подготовка к беременности;
  • Клинические признаки вирусного гепатита;
  • Незащищенные половые контакты, частая смена половых партнеров;
  • Внутривенная наркомания;
  • Холестаз.

Фазы течения заболевания гепатитом С и результаты лабораторного исследования.

Острая фаза

Инкубационный период длится в среднем 6 - 8 нед. (от 2 - 4-х недель до 4 -6 месяцев и более).

В этот момент регистрируется первый пик повышения печёночных ферментов.

Сероконверсия наступает через 15 - 20 нед. (варьирует от 5 до 50 недель) от момента заражения.

РНК вируса с помощью ПЦР определяется через 1 - 3 недели после инфицирования.

Критерии острой фазы:

  • наличие «точки отсчета» по данным эпиданамнеза:
  • синдром острого гепатита при отсутствии указаний на подобные заболевания в прошлом;
  • повышение уровня печеночных ферментов;
  • обнаружение анти-HCV и нарастание их титров при динамическом наблюдении:
  • определение РНК ВГС.

Критерии латентной фазы:

  • наличие в анамнезе указаний на острую стадию:
  • отсутствие клинических проявлении;
  • анти-HCV-IgG в высокихтитрах
  • анти-HCV-IgM и РНК ВГС не обнаруживаются либо(учитывая характерную черту ВГС - «волнообразность) выявляются в низких концентрациях во время обострения инфекции;
  • во время обострения могут незначительно повышаться уровни печёночных ферментов.

Критерии перехода в фазу реактивации:

  • наличие в отдаленном анамнезе указаний на острую фазу
  • появление клинических признаков хронического гепатита,
  • повышение уровня печеночных ферментов,
  • закономерное обнаружение в высоких титрах анти-HCV IgG
  • обнаружение анти-HCV IgM преимущественно в высоких титрах
  • определение РНК ВГС

Признаки благоприятного исхода острого гепатита С с выздоровлением

  • указание на острую стадию в анамнезе;
  • отсутствие клинических проявлений;
  • анти-HCV-IgM исчезают в ранние сроки;
  • регистрируется стойкое отсутствие РНК ВГС;
  • анти-HCV-IgG продолжают циркулировать в крови годы.
  • Желтуха является хорошим прогностическим признаком

Целесообразно выполнять исследование не ранее 6 недель от момента предполагаемого инфицирования.

Лечебно-диагностический центр “SIHAT VA FAROGAT”

www.medvopros.com

Рак печение вследствие гепатита С: как такое возможно?

Онкологические заболевания – это страшный диагноз для любого человека. Без грамотного лечения избавиться от проблемы невозможно. Рак печени не является исключением. Он полностью разрушает соответствующий орган, вследствие чего наступает смерть. К сожалению, в последнее время от этого недуга умирает довольно много человек. Медики констатируют рак печени все чаще и чаще. Почему так происходит? Некоторые специалисты выявили взаимосвязь между массовым распространением гепатитов в хронической форме.

Как гепатит влияет на развитие рака печени?

Могут ли инфицированному гепатитом С пациенту поставить еще один диагноз «рак»? Безусловно, это возможно и встречается не так уж и редко. В случае перехода гепатита С в цирроз печени риски развития онкологического заболевания увеличиваются. Трудно сказать, сколько пациентов приобрело онкологию вследствие развития вируса гепатита С.

Известно одно, гепатит С выявляется у 80% пациентов с раком печени. Также у них встречается гепатит В или оба вируса одновременно. Тандем двух гепатитов – довольно распространенное явление среди раковых больных, поэтому сложно выявить, какой именно вирус способствовал развитию самого худшего сценария. По некоторым данным, приблизительно в 10% случаев онкология появляется из-за «ласкового убийцы». Так ли это на самом деле, сказать сложно.

Почему этой проблеме уделяют так много внимания?

В рейтинге онкологических заболеваний по частоте диагностирования рак печени занимает следующие места:

  • У мужчин – пятое;
  • У женщин – восьмое.

Приблизительно 80% пациентов с гепатитами В и С становятся обладателями злокачественной опухоли в течение 20-25 лет. Лечить такое состояние крайне сложно, поэтому надо всеми силами стараться предотвратить такие события.

Цирроз печени: что это такое?

Негласный союз между гепатитами В или С с циррозом печени увеличивает на 15-20% риск развития рака. Согласно мировой статистике, ежегодно в мире выявляет приблизительно 500 миллионов новых случаев инфицирования вирусными гепатитами. Рак печени становится причиной летального исхода среди 250 миллионов человек за один год. Это удручающие факты, которые заставляют задуматься прямо сейчас.

Злокачественные образования выявляются и при воздействии других канцерогенов. Что касается гепатитов, то они занимают второе место по значимости причин, согласитесь, это печально, если учитывать широкое распространение в нынешнее время вируса HCV.

Как обстоят дела с лечением?

При онкологических заболеваниях медики используют комплексный подход – это хирургическое и химиотерапевтическое лечения. Рак печени сложно поддается лечению. Даже если полностью удалить опухоль, говорить о полном выздоровлении слишком рано. Ремиссия – это труднодостижимая цель для таких больных.

Лучевая терапия – это метод, к которому прибегают в редких ситуациях. Обусловлено это тем, что данный способ приводит к более быстрому разрушению клеток печени по сравнению с самой опухолью. Диагностику рака следует доверить профессионалом. Также важно найти специалиста, который сможет подобрать подходящую схему терапию с заболеванием. Для этого необходимо быть настоящим знатоком врачебного дела.

В настоящее время от вируса гепатита В есть вакцина, эффективность которой не стоит игнорировать. Препараты от гепатита С из Индии позволяют вылечить соответствующий вирус. Что касается онкологии, то тут обстоят дела намного хуже. Важно не допустить его развития, поскольку вылечить будет уж очень сложно.

doctor-hcv.com

Гепатит в и рак печени. Лечим гепатит. Медицинский нформационный портал

Гепатит С и рак печени

Сообщая пациенту о том, что у него обнаружен гепатит C, врач также может упомянуть, что это заболевание повышает риск рака печени. Естественно, у больного возникает беспокойство и много вопросов. Из этой статьи вы получите основную и самую важную информацию о том, каким образом гепатит C связан с раком печени, каковы риски, и что можно сделать для их снижения.

У всех ли больных вирусным гепатитом C развивается рак печени?

Нет, далеко не у всех. Например, гепатитом C страдают более 3-х миллионов американцев. Рак печени возник только у 5% из них.Риски повышаются, если в печени развивается рубцовый процесс — цирроз. Он возникает примерно у 20% больных на фоне длительного течения вирусного гепатита C.

Почему цирроз приводит к раку печени?

С момента постановки диагноза вирусного гепатита до развития цирроза может пройти 20 лет и больше. В течение этого времени клетки печени постепенно замещаются рубцовой тканью.

По мере роста рубцов печень пытается сама себя «вылечить» — в ней образуются новые клетки. Но это может повышать риск развития рака. Чем больше новых клеток создает печень, тем выше вероятность того, что возникнут негативные изменения и мутации. В результате измененные клетки дадут начало росту злокачественной опухоли.Однако, рак возникает не у всех больных с циррозом печени, а только у 20% из них.

Как можно уменьшить риски цирроза и рака?

В первую очередь стоит отказаться от алкоголя. Этиловый спирт усиливает повреждения печени, вызванные гепатитом C, поэтому цирроз разовьется быстрее.Курение повышает риск рака печени даже у людей, которые не болеют гепатитом C. Одно из недавних исследований показало, что курильщики и люди, бросившие курить, имеют в 2 раза более высокий риск рака печени по сравнению с теми, кто никогда не курили.

Некоторые обезболивающие (ацетаминофен, ибупрофен, напроксен), снотворные и транквилизаторы могут приводить к повреждениям печени. Перед тем как начинать принимать какой-либо препарат, обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Вирусы гепатита C могут иметь разное генетическое строение (генотип). Люди, у которых заболевание вызвано вирусом с генотипом 1b, имеют почти в два раза более высокий риск рака печени по сравнению с другими больными. Генотип вируса можно определить при помощи специальных анализов.

Как можно выявить рак печени?

Для обнаружения опухолей печени на ранних стадиях применяют ультразвуковое исследование, анализы крови на онкомаркеры и другие виды диагностики. Спросите своего врача, как часто и в каком объеме вам нужно проходить скрининг.

В нашем Центре лечения первичных и метастатических опухолей печени применяются наиболее современные диагностические и лечебные методики. Очень важно выявить опухоль на ранней стадии и сразу приступать к лечению — это значительно повышает шансы на успешную борьбу с раком.

Мы работаем круглосуточно. Запишитесь на консультацию по телефону +7 (495) 374-66-55 или направьте запрос через форму обратной связи

Мы работаем круглосуточно

Гепатит С и рак печени

Вирус гепатита С также ассоциируется с раком печени. Например, в Японии, в 75% случаев у больных раком печени обнаруживают гепатит С. Как и при вирусе гепатита В, при вирусе гепатита С у пациентов, страдающих раком печени, раку предшествовал цирроз. В нескольких ретроспективно-перспективных исследованиях (исследование времени до и после заболевания) истории гепатита С, среднее время развития рака печени после заражения вирусом гепатита С составило около 28 лет. Время развития рака после появления цирроза печени у пациентов, страдающих гепатитом С, составило 8-10 лет. Некоторые перспективные исследования европейских ученых доказывают, что ежегодно заболеваемость раком печени у пациентов, страдающих гепатитом С и циррозом печени, составляет 1,4 – 2,5%.

Для пациентов, которые страдают вирусом гепатита С, факторы риска заболевания раком печени включают цирроз, пожилой возраст, мужской пол, повышенный уровень альфа-фетопротеинов (маркеров рака), употребление алкоголя, зараженность вирусом гепатита В. Некоторые ученые предполагали, что фактором риска может быть также вирус гепатита С генотипа 1b, однако, последние исследования не подтверждают данное утверждение.

Ученым до сих пор не до конца понятно, каким образом вирус гепатита С вызывает рак печени. В отличие от вируса гепатита В, генетический материал вируса гепатита С не вводится напрямую в генетический материал клеток печени. Однако, точно известно, что цирроз печени является серьезным фактором риска развития рака печени. Следовательно, ведутся споры относительно того, является ли вирус гепатита С, который вызывает цирроз, непрямой причиной появления рака печени.

Однако, у некоторых пациентов, страдающих гепатитом С и раком печени, цирроз не развивался вовсе. Таким образом, ученые предположили, что центральный протеин вируса гепатита С является причиной развития рака печени. Считается, что центральный протеин вируса гепатита С препятствует природному процессу отмирания клеток или функционированию гена (p53), который отвечает за подавление клеток опухоли. Результатом данных процессов является функционирование печени без природных ограничителей, что и вызывает рак.

Также в разделе: Симптомы гепатита С:

Актуальные темы
Последние публикации

Советы астролога

Топ гиды по здоровью

Online-консультации врачей

Результаты анализа крови 27.03. г. Т4 свободный – 13.40 пМоль/л (норма 11.50-22.70) ТТГ – 4.45 мкМЕ/мл (норма. посмотреть ответ врача

Елизавета. Вопрос #326071 - Сегодня, 14:54

Добрый день, беременность 7 недель акушерских, сердцебиение в норме, прогестерон 16.8 нг, это нормально. посмотреть ответ врача

Анна. Вопрос #326070 - Сегодня, 14:51

Я постоянно чего то боюсь. Странные мысли приходят. Постоянная тревога. Помогите пожалуйста. посмотреть ответ врача

Анна. Вопрос #326069 - Сегодня, 14:38

Гепатит С и рак печени

Вирус гепатита С также ассоциируется с раком печени. Например, в Японии, в 75% случаев у больных раком печени обнаруживают гепатит С. Как и при вирусе гепатита В, при вирусе гепатита С у пациентов, страдающих раком печени, раку предшествовал цирроз. В нескольких ретроспективно-перспективных исследованиях (исследование времени до и после заболевания) истории гепатита С, среднее время развития рака печени после заражения вирусом гепатита С составило около 28 лет. Время развития рака после появления цирроза печени у пациентов, страдающих гепатитом С, составило 8-10 лет. Некоторые перспективные исследования европейских ученых доказывают, что ежегодно заболеваемость раком печени у пациентов, страдающих гепатитом С и циррозом печени, составляет 1,4 – 2,5%.

Для пациентов, которые страдают вирусом гепатита С, факторы риска заболевания раком печени включают цирроз, пожилой возраст, мужской пол, повышенный уровень альфа-фетопротеинов (маркеров рака), употребление алкоголя, зараженность вирусом гепатита В. Некоторые ученые предполагали, что фактором риска может быть также вирус гепатита С генотипа 1b, однако, последние исследования не подтверждают данное утверждение.

Ученым до сих пор не до конца понятно, каким образом вирус гепатита С вызывает рак печени. В отличие от вируса гепатита В, генетический материал вируса гепатита С не вводится напрямую в генетический материал клеток печени. Однако, точно известно, что цирроз печени является серьезным фактором риска развития рака печени. Следовательно, ведутся споры относительно того, является ли вирус гепатита С, который вызывает цирроз, непрямой причиной появления рака печени.

Однако, у некоторых пациентов, страдающих гепатитом С и раком печени, цирроз не развивался вовсе. Таким образом, ученые предположили, что центральный протеин вируса гепатита С является причиной развития рака печени. Считается, что центральный протеин вируса гепатита С препятствует природному процессу отмирания клеток или функционированию гена (p53), который отвечает за подавление клеток опухоли. Результатом данных процессов является функционирование печени без природных ограничителей, что и вызывает рак.

Скажи!

Источники: http://oncohepatology.ru/opukholi-pecheni/gepatit-c-i-rak-pecheni/, http://www.eurolab.ua/hepatit/986/1031/9422/, http://medsait.ru/gepatit-s/gepatit-s-i-rak-pecheni

Комментариев пока нет!

www.dolgojiteli.ru

Онкология, гепатит, сахарный диабет: симптомы и лечение

Тихие убийцы (рисунок Виктора Балабаса)

Среди огромного количества известных медицине болезней несколько занимают особое место: за способность скрываться и даже маскироваться до последнего врачи называют их тихими убийцами. Мы выбрали 4 самых опасных, а кандидат медицинских наук, терапевт-кардиолог Елена Горбачева рассказала, как вовремя обнаружить и обезвредить эти бомбы замедленного действия.

Вирусные гепатиты

Вирусные гепатиты передаются через кровь и другие биологические жидкости, но это не обязательно переливание или серьезная травма – достаточно микроскопического пореза в маникюрном кабинете или лечения зуба в стоматологии (особенно в частном кабинете), где экономят на обработке инструментов. Дальше… ничего не происходит: болезнь течет долго и молча, вплоть до того момента, пока у человека не обнаруживают цирроз печени.

Как найти «молчуна»: раз в год сдавать анализ крови на вирусные гепатиты В (HBsAg) и С (Anti-HCV-total).

Комментарий доктора: «Маникюр и педикюр на дому стоило бы запретить совсем. В салоне одноразовые инструменты должны вскрывать при вас, если мастер приносит откуда-то лоток с ними и клянется, что все стерильное, – не рискуйте, уходите».

Болезни от курения

Современный человек, особенно живущий в городе, кашляет, кашляет и кашляет. От пыли, от аллергии, от курения. Вариант «от курения» особенно распространен, учитывая количество курильщиков и тот факт, что у них действительно хронические проблемы с бронхами – так называемый бронхит курильщика. На него они и списывают свой кашель долгие годы, пока случайно не выяснится, что на самом деле бронхит – совсем не бронхит, а эмфизема легких, туберкулез, а то и рак.

Как найти «молчуна»: раз в 2 года делать флюорографию – это единственный способ обнаружить неладное в легких, пока еще не поздно. Если кашель беспокоит дольше 2 недель, надо выяснять настоящую причину.

Комментарий доктора: «Повреждения легочной ткани, которые развиваются под воздействием дыма и вдыхаемых смол, зачастую необратимы. Разрушаются альвеолы – легочные пузырьки, через которые мы получаем кислород, и человек становится инвалидом».

Онкология

Абсолютно все раки – тихие. Они умеют не только скрываться, но и маскироваться – под то, с чем ни один человек, если он не законченный ипохондрик, к врачу не пойдет. Чувствуя общее недомогание, усталость, авитаминоз, слабость, каждый с легкостью может объяснить, почему это происходит: недоел-недоспал, перегрелся-замерз, много работы, мало отдыха, давно не был в отпуске, только что из отпуска и акклиматизация и пр. Но именно под такими «глупостями» может скрываться онкологическое заболевание.

Как найти «молчуна»: ежегодно проходить диспансеризацию – независимо от самочувствия, возраста, состояния здоровья, наследственности...

Сахарный диабет

Если у диабетика что-то болит, значит, болезнь его зашла так далеко, что высокий сахар в крови уже повредил другим органам – глазам, сосудам, сердцу, почкам. И постоянная жажда – тоже совсем не первый симптом: к тому моменту, когда она появляется, человек может жить с диабетом уже не один год.

Как найти «молчуна»: раз в полгода сдавать анализ крови на глюкозу – пожалуй, самый простой и быстрый из всех возможных. Если уровень глюкозы выше 6, делается нагрузочный тест, при котором уровень сахара в крови измеряется натощак, а потом через определенные промежутки после приема сладкого раствора.

Комментарий доктора: «Если сахар просто чуть повышен – так называемый преддиабет, болезнь можно сдержать диетой, исключающей сладкое и мучное. Если без этого совсем сложно, можно заменить сладости специальными диабетическими, где вместо сахара – заменители. Но просто для профилактики диабета переходить на них не нужно. Во-первых, они очень калорийны – это не диетические продукты, а диабетические, не путайте. Во-вторых, сахарозаменители – все же не безвредная замена сахара».

Совет специалиста

Провериться на рак – за полтора часа

Как правило, рак в первой стадии – редкая случайная находка, а так быть не должно. Какие анализы позволяют вовремя обнаружить опасную опухоль, рассказывает Елена ГОРБАЧЕВА, заведующая терапевтическим отделением медицинского центра «Гута Клиник»:

– Есть такое исследование, как онкомаркеры. По анализу крови мы смотрим предрасположенность к онкологическим заболеваниям и, если они начинаются, на ранних стадиях можем это заподозрить. Что касается кожи, то заметить подозрительную родинку может обычный терапевт. С помощью гастроскопии проверяется желудок, с помощью колоноскопии – кишечник, на УЗИ органов брюшной полости за 20 минут можно исключить опухоли в почках, печени, поджелудочной, желчном пузыре.

УЗИ половых органов позволяет проверить, нет ли новообразований в яичниках и матке, у мужчин для исключения рака предстательной железы берется онкомаркер ПСА. Для исключения рака легких – флюорография. Сложнее всего обследовать тонкий кишечник – он недоступен для гастроскопа и колоноскопа, тут единственный способ – онкомаркер РЭА. Это суммарный показатель состояния всего ЖКТ, но заподозрить по нему неблагополучие можно.

По большому счету все вышеперечисленное может занять всего 1,5 часа. Для здорового человека без жалоб такого обследования раз в год будет достаточно.

Тихие убийцы (рисунок Виктора Балабаса) Источник:

natali.biz


Смотрите также